Бедность, учителя и прививки в поле зрения Нобеля: за что дали премию по экономике

Бедность, учителя и прививки в поле зрения Нобеля: за что дали премию по экономике

Діденко Сергій
Автор
Діденко Сергій
UA.NEWS
Поделиться:

Нобелевская премия по экономике в этом году было вручена ученым, которые превратили борьбу с бедностью в экспериментальную науку. Ученые предлагают дарить подарки, мотивируя прививки, а учителей — нанимать на контракт.

NEWS выяснили, что представляет собой экспериментально-обоснованная борьба с бедностью, и за какие эксперименты присуждено Нобелевскую премию в области экономики, лауреатам 2019 года.

Победители и их достижения

Нобелевскими лауреатами по экономике в 2019 году стали Абхиджит Банерджи, Эстер Дюфло и Майкл Кремер (США).

Это ученые, которые для борьбы с бедностью в развивающихся странах, научно обосновали по-настоящему эффективные точечные меры, а также, а также подходы научного определения степени этой эффективности.

Итак, главная заслуга нынешних лауреатов, по версии экспертов нобелевского комитета, заключается в том, что Кремер, Банерджи и Дюфло привнесли в исследования экономики те методы рандомизированных экспериментов, которые до сих пор были внедрены только в естественных науках и, прежде всего, в доказательной медицине.

Суть экспериментально обоснованной борьбы с бедностью

Для понимания того, в чем заключается прорыв полевого экспериментального подхода, разработанного лауреатами, нужно прежде всего обобщить постоянство современной экономической науки, как таковой.

Большая часть теорий и наблюдений, на которые опирается экономическая наука, получена не экспериментальным путем, а основываясь на анализе исторических данных по разным странам в сочетании с моделированием поведения абстрактных экономических агентов. Итак, многие утверждения не всегда коррелируют с практикой.

Поэтому, что такое «экспериментальный подход в борьбе с бедностью». Суть подхода, пионерами которого стали лауреаты 2019 года, заключается не в раздаче денег. Для Кремер, Банерджи и Дюфло, это лишь инструмент, позволяющий находить меры, которые будут наиболее эффективны для борьбы с бедностью в реальном мире. Мероприятия, действенность которых доказана именно экспериментальным путем.

Такой подход объясняет очень многое, но его основное ограничение заключается в том, что в большинстве случаев анализа исторических данных дает лишь сведения о корреляции, то есть о простой связи между параметрами — например, между экономическим ростом и уровнем детской смертности. Есть ли рост причиной снижения смертности — или наоборот, снижение смертности ведет к дополнительному росту — вопрос достаточно спорный.

Чаще всего такая причинно-следственная связь вообще объясняется посторонним причинами, который одновременно влияет на оба измеряемых фактора. Найти эту общую причину в результате только анализа исторических данных чрезвычайно сложно.

В таких обстоятельствах на помощь исследователям приходят эксперименты: полевые и лабораторные. В них можно специально создать необходимые условия, в которых различия в результатах между экспериментальными группами (например, между поведением людей, получивших от ученых товар по разной цене, или между селами, где построили разные школы) нельзя объяснить какой-то посторонней причиной.

Суть рандомизированных экспериментов

Рандомизированный эксперимент (англ. Randomized experiment) — это эксперимент, обеспечивающий большую надежность и валидность статистических оценок влияния явлений, которые исследуются. Выводы основаны на рандомизации особенно важны при планировании эксперимента и при формировании экспериментальных групп.

Что можно узнать в таких экспериментах? Ученые приводят пример в контексте решения дилеммы, что полезнее для школьников: бесплатные обеды или дополнительные учебники?

Низкое качество школьного обучения — одна из самых острых проблем бедных стран. Именно по исследованиям качества обучения начинали лауреаты, и на примере образования можно с легкостью объяснить суть полевых экономических экспериментов.

Низкое качество школьного образования могут обусловливать огромное количеством факторов: слишком большие размеры классов, недостаточное количество учебников, неправильная организация учебного процесса, низкая мотивация учителей. Какую из этих проблем нужно решать в первую очередь — вопрос дискуссионный. Можно, например, сопоставить результаты экзаменов в разных школах с количеством учебников, которые у них есть, получить (с большой вероятностью) зависимость этих двух параметров — и сделать вывод, что покупка дополнительных учебников для школ — это хорошо вложения в образование для детей бедных стран.

Однако вследствие ряда экспериментов, проведенных Майклом Кремером и его коллегами в Кении и Индии, удалось выяснить, что дополнительные учебники на школьную успеваемость почти не влияют, а в реальности ситуация значительно глубже.

Чтобы получить действительно надежные данные о том, какое вмешательство все же является эффективным, ученые отказались от анализа корреляций и провели исследование другого типа. Они взяли все школы в регионе, разделили их произвольным путем на несколько групп, предоставив этим группам разную материальную помощь. При этом существовала еще и контрольная группа школ, где все было по-прежнему: за ней следили, но никоим образом не вмешиваясь.

Именно такие исследования называются рандомизированными. Наиболее активно они применяются в биологии и медицине — например, при разработке новых лекарств. Однако в исследованиях бедности в нынешних лауреатов такого типа эксперименты практически не проводилось.

В результате эксперимента выяснилось, что раздача дополнительных учебников никак не влияла на среднюю успеваемость в школе — учебники лишь немного улучшали оценки наиболее способных учеников. Бесплатные обеды, особенно раздача лекарств от кишечных паразитов достаточно заметно снижали долю прогулов учеников — но, как ни странно, на успешность, это не влияло. Покупка же дополнительных материалов вроде школьных досок и вовсе не влияла на эффективность обучения.

Существенного улучшения результаты тестов приобретали в случае, когда дополнительные деньги использовались для стимулирования учителей. Поэтому, когда вознаграждение учителей жестко привязали к результатам успеваемости учащихся, на экзаменах прогресс был существенным.

Но и в этом случае ни универсального рецепта выяснить не удалось: успеваемость детей улучшалась только за тем предметом, к которому их готовили. То есть учителя, наверное, натаскивали школьников на сдачу тестов вместо того, чтобы давать им больше ценных навыков обучения.

Серия подобных исследований, начатая Майклом Кремером в Кении, была продолжена Банерджи и Дюфло в Индии. Работая в обеих странах, они подтвердили большинство выводов прошлых экспериментов, но обнаружили еще один дополнительный факт: больше всего успеваемость учащихся зависела даже не от финансовых вливаний в образование, а от самой организации процесса обучения.

Ведь в бедных странах учителя зачастую просто не приходят на уроки. По имеющейся статистике, учителя не посещают до 44% занятий.

Исследователи провели несколько экспериментов, в которых испытали различные способы борьбы с прогулами учителей (до видеофиксации учебного процесса), но эффективным показал себя другой механизм.

Исследование проводилось в кенийских школах, в которых нанимали дополнительных преподавателей из местного населения. Такие учителя работали не на ставке, а получали временный контракт, который мог быть продлен в случае успехов учеников. В одной из недавних научных статей, опубликованных Кремером и Дюфло, говорится, что дети, случайным образом распределены в классы к «контрактников», существенно улучшали свои показатели по различным предметам. В то же время их приятели из классов, где преподавали учителя на ставке, никакого преимущества от уменьшения размеров классов не получили. Как пишут авторы, с приходом контрактников обычные учителя начинали пропускать занятия даже чаще, чем раньше — при этом мешали найма новых контрактников, пытаясь отдать эти должности своим родственникам.

Итак, полевые эксперименты показали: уровень образования в бедных странах может повышать путем увеличения финансирования, а простыми реформами организации обучения — и, прежде всего, системы мотивации учителей.

Другой известный пример экспериментальных полевых исследований от лауреатов — это поиск эффективных способов стимулирования в бедных странах иммунизацию детей.

Стоит отметить, что для Украины проблема вакцинации становится все более актуальной.

В провинциальной Индии, где проводились эксперименты, уровень иммунизации на момент начала работы Дюфло и коллег составлял лишь около 2% от числа всех детей до двухлетнего возраста. Такие низкие показатели невозможно объяснить ни стоимости вакцин (в местных центрах вакцинации они доступны бесплатно), ни пренебрежением к здоровью детей (в случае болезни те же родители, которые не совершали прививки для своих детей, могли тратить значительные суммы на их лечение в больницах).

В ходе экспериментов выяснилось: низкая иммунизация связана прежде всего с низкой ответственностью медицинских работников (они часто прогуливали работу в центрах иммунизации), а во-вторых, с привычкой родителей откладывать прививки «на потом».

Решить проблему оказалось довольно просто. Дюфло и ее коллеги отобрали 134 села из одного региона, случайным образом разделили их на три группы, и в одной из групп организовали ежемесячные передвижные «лагеря иммунизации» — где родители могли беспрепятственно вакцинировать своих детей. Уровень иммунизации в таких селах в дальнейшем оказался в три раза выше, чем в контрольной группе населенных пунктов, где для вакцинации родителям необходимо было добираться до медицинского центра. В третьей группе сел, где появились такие же «лагеря прививки», но в которых пройдя вакцинацию родители получали небольшой подарок, вакцинированных увеличилось вдвое, а по сравнению с контролируемой зоной — в среднем на 39%.

Дело в том, как объясняют экспериментаторы, раздача символических подарков на временной основе заставила родителей прекратить откладывать иммунизацию до более удобного случая — и, наконец, сделать то, что раньше было и есть, бесплатным, но не организовано должным образом.

Практические выводы

Нынешние лауреаты были не единственными и не первыми, кто привнес в экономику экспериментальный подход, но именно благодаря им полевые эксперименты стали стандартными методами исследования. Сейчас это один и из немногих инструментов, который позволяет надежно утверждать наличие или отсутствие какого-либо эффекта от принятых решений, которые принимают реальные агенты в реальном мире.

Для современных экономистов осознание, что для изучения причинно-следственных связей требует рандомизированных экспериментов, пришло давно. Но именно работы Кремера, а затем Дюфло и Банерджи убедили научное сообщество и практиков в том, что полевые эксперименты должны быть стандартным инструментом для оценки последствий экономической политики.

Работа ученых показала, что полевые эксперименты могут внести серьезный вклад в борьбу с бедностью, которая в наше время, прежде всего, является борьбой за улучшение образования и условий жизни.

Эксперименты показали, что увеличение доступности школ, не изменяет уровень их знаний — и, следовательно, деньги и усилия лучше тратить на повышение качества обучения.

Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!