Борьба за прозрачность: международные тенденции и непопулярные решения НБУ

Борьба за прозрачность: международные тенденции и непопулярные решения НБУ

Діденко Сергій
Автор
Діденко Сергій
UA.NEWS
Поделиться:

Мы довольно часто задаемся вопросом, почему так случается, когда страна с большим потенциалом не способна прийти к экономическому преобразованию, обеспечивая благосостояние своего населения.

Чтобы получить ответ на вопрос кто виноват, и что делать, следует понять причину и мотивацию действующих лиц. Осмысливая вопросы в контексте данной проблематики, мы получим также отправную точку для критериев оценки решений Национального банка по ПриватБанку, поскольку это приближает нас от общей проблемы к частному случаю.

Но стоит отметить, в таком положении находится много стран, поэтому Украина не является исключением. Поэтому интересен опыт многих стран, особенно развитых, каким бы парадоксальным это утверждение не казалось.

Мировые тенденции вывода капитала

Основной проблемой экономической деградации является вывод капитала под видом сотрудничества с иностранными партнерами и размещением прямых иностранных инвестиций. Для таких целей в основном используются компании-оболочки, расположенные в оффшорных юрисдикциях и налоговых гаванях, которые существенно понижают сбор налогов в странах с развитой экономикой, а также в развивающихся странах.

Интересным примером является Люксембург – страна с численностью населения 600 тысяч человек. Согласно официальной статистике, в Люксембург попадает $ 4 трлн прямых иностранных инвестиций. Для сравнения — это такой же объем прямых иностранных инвестиций, как в США, и гораздо больше, чем в Китай.

В расчете на каждого жителя этой страны, приходится $ 6,6 млн прямых иностранных инвестиций, что, согласитесь, довольно сомнительным фактом относительно масштабов физических инвестиций в крохотную экономику Люксембурга.

Означает ли это, что официальной статистике то не так или, что за этим стоят какие-то другие факторы?

Стоит отметить, прямые инвестиции в Украине не имеют постоянства, а наибольшие колебания происходят в период электорального цикла (таблица 1).

Таблица 1 — Прямые иностранные инвестиции в Украину с 2002 по 2019 (млн. долл. США)

Источник: НБУ

Прямые иностранные инвестиции (ПИИ) в основном являются движущей силой для настоящей международной экономической интеграции, стимулируя экономический рост и создание рабочих мест, а также повышая производительность путем трансфертов капитала, знаний и технологий. Поэтому многие страны проводят политику по наращиванию прямых иностранных инвестиций.

Однако не все ПИИ приносят капитал в интересах повышения производительности. На практике ПИИ определяются как трансграничные финансовые инвестиции между фирмами, принадлежащими к одной и той же транснациональной группе, и большая их часть по сути является призраками — инвестициями, которые проходят через компании-оболочки. Эти оболочки, так называемые «структуры целевого назначения», не осуществляют никакой реальной хозяйственной деятельности. В основном, они осуществляют холдинговые операции, проводят финансирования внутри фирмы или управляют нематериальными активами — как правило, для минимизации суммы налогов, уплачиваемых транснациональными корпорациями по всему миру.

Такие финансовые и налоговые схемы размывают традиционную статистику прямых иностранных инвестиций, усложняя понимание реальной экономической интеграции.

Напомним, по данным Государственной службы статистики Украины, за первое полугодие 2019 года в экономику Украины были привлечены капитальные инвестиции на суму 234 млрд грн (на 13,1% больше, чем в I полугодии 2018). Существенная часть капитальных инвестиций (73,3%), привлеченных в первом полугодии 2019 года, составили собственные средства предприятий и организаций, 7,7% — кредиты банков и другие займы, 6,6% — средства населения на строительство жилья, 6,4 % — средства местных бюджетов, 2,6% — средства государственного бюджета, 0,8% — средства иностранных инвесторов, 2,6% — другие источники финансирования.

Проблема коррупции и отчетности

Статистика Всемирного банка показывает, что более чем в 90 процентах стран предусмотрено законодательством обязательства по крайней мере некоторых государственных должностных лиц предоставлять финансовую отчетность. В большинстве случаев должностные лица обязаны указывать все доходы, активы и обязательства, которые принадлежат им или их родственникам, как в самой стране, так и за рубежом. В других случаях они также обязаны указывать активы, по которым они являются конечными или «бенефициарными» собственниками. Подобное представление отчетности может способствовать достижению ряда целей противодействия коррупции, от ее предотвращения к обеспечению соблюдения норм. Это также может оказаться актуальным средством в борьбе с легализацией денежных средств, полученных преступным путем.

Раскрытие чиновниками состояния позволяет независимым наблюдателям, журналистам и другим организациям, анализировать декларации должностных лиц, проявляя потенциальные нарушения и сведения, которые могут быть поводом к возбуждению или предпосылкой серьезных коррупционных расследований. Так, в 2009 году премьер-министр Хорватии был вынужден уйти в отставку после появления в СМИ сообщений, в которых ставилось под сомнение источник его материального положения. Поводом для сообщений служили фотографии чиновника с дорогими часами, которые не значились в его декларации.

Аналогичным образом, именно представители СМИ обнаружили в швейцарских банках счета, о которых министр финансов Франции не сообщил органам финансового надзора. Этот скандал не только обусловил уголовное производство и логическое его завершение — осуждение министра по обвинению в налоговых махинациях и отмывании средств, но и побудил страну немедленно провести комплексную реформу французской системы декларирования активов государственных должностных лиц, впервые сделавшую эту информацию открытой для общественности.

Необходимость публичного декларирования и раскрытия владельцев активов

Правовая международная практика все больше признает тот факт, что общественные интересы имеют приоритет над конфиденциальностью личной информации чиновников.

В этом контексте не решенной остается проблема раскрытия бенефициарных владельцев — скрытых настоящих владельцев активов. Выявление владельцев компаний и других юридических лиц, таких как трасты, является еще одним способом борьбы с незаконными финансовыми потоками.

По данным МВФ, через компании-оболочки, которые не связаны с реальной экономической деятельностью, проходит $ 12 трлн — почти 40 процентов всех прямых иностранных инвестиций.

Необходимо отметить, что на глобальном уровне объем инвестиций-призраков составляет $ 15 трлн, составляя в суммарном годовом ВВП таких развитых экономик, как Китай и Германия.

Несмотря на целенаправленные международные усилия прекратить уклонение от уплаты налогов объем призрачных ПИИ продолжает расти, опережая рост настоящих прямых иностранных инвестиций.

Однако на фоне продолжающегося ненадлежащего использования анонимных компаний в противозаконных целях, все больше звучат призывы к правительствам активизировать работу сделав важный шаг — открыть общественности доступ к информации о бенефициарной собственности.

Европейский союз пока постановил, что государства-члены обязаны создать общедоступные реестры бенефициарных собственников начиная с 2020 года.

Публичный доступ имеет множество преимуществ. Он способствует проведению финансовыми организациями комплексной проверки клиентов. Он также позволяет общественности отслеживать, и анализировать закупки товаров и услуг государственными органами (например, для того чтобы установить наличие связей между подрядчиками и должностными лицами), проверять финансовую отчетность, представленную должностными лицами, а также позволяет подтверждать достоверность и своевременность информации, хранящейся в реестрах. Некоторые страны, в том числе Великобритания и Дания, начали создание государственных реестров бенефициарных собственности. Многие другие страны обязались формировать аналогичные реестры.

Действующие международные практики

Согласно оценке, сделанной Сетью налогового правосудия Великобритании в 2011 году, в результате уклонения от налогов страны теряют более $ 3 трлн в год. Кроме прямых потерь, вследствие заниженных налоговых поступлений, сокращаются производительные ресурсы, которые могли бы быть направлены на строительство дорог, школ и больниц, что препятствует обеспечению устойчивого и всеобъемлющего роста. По этой причине национальные органы прилагают значительные усилия для борьбы с уклонением от налогов, в том числе путем проверки налоговых деклараций и обмена соответствующей информацией с другими странами.

Малораспространенная практика, стимулирующая к соблюдению налогового законодательства, заключается в публикации доходов и налоговых деклараций налогоплательщиков, как это делает Норвегия еще с 1863 года, а затем Пакистан — 150 лет спустя.

Стоит отметить, меры, которые обычно рассматриваются повышением прозрачности, справедливости и подотчетности, также подвергаются критике как вторжение в частную жизнь, что провоцирует зависть и «отслеживание зарплат» со стороны коллег и соседей.

Так, 1 ноября, день, когда правительство Финляндии публикует данные о доходах и налоговых платежей граждан, еще известный как «национальный день зависти». Чтобы способствовать решению проблемы конфиденциальности, в Норвегии желающие получить информацию обязаны регистрироваться в специальной системе, которая идентифицирует поиск. Поэтому налогоплательщики могут видеть, кто просматривал их данные, а для пользователей поиск ограничен 500 записями в месяц. Аналогичные меры контроля действуют также в Швеции.

Такие попытки добиться более сбалансированного соотношения прозрачности и конфиденциальности, возможно, достигли желаемого результата: после введения мер контроля число необоснованных запросов сократилось, в то время как представители СМИ, которые в некоторых случаях могут осуществлять поиск анонимно, продолжают выполнять важную следственную функцию, отвечает общественным интересам.

В итоге отметим, все эти примеры показывают, что прозрачность является мощным инструментом в борьбе с незаконными финансовыми потоками, в частности потому, что это позволяет журналистам, ученым и другим лицам анализировать большие объемы данных и выявлять, а также информировать общественность о возможных нарушениях. Прозрачность также укрепляет доверие к институтам, повышает отчетность и способствует снижению восприятия коррупции в обществе.

В то же время, не должны и не могут игнорироваться вопросы конфиденциальности. Отсутствие их решения может вызвать решительное неприятие инициатив обеспечения прозрачности, как со стороны активистов, мотивированных общественными интересами, так и со стороны лиц, цинично прикрывающимися принципами конфиденциальности для сокрытия сомнительных сделок.

Не существует универсальной формулы для достижения идеального баланса между прозрачностью и конфиденциальностью, но есть международные стандарты и принципы наиболее распространенной передовой международной практики, которыми пользуются в соответствующей деятельности. Компетентные органы должны иметь беспрепятственный доступ к полной информации, обеспечивая максимальную доступность информации для общественности, используя оптимальный подход для ее адаптации к потребностям различных заинтересованных сторон, неразглашение определенных личных данных и противодействия поиска без веских оснований или анализа массивов данных в коммерческих целях. Компромиссные варианты могут и должны использоваться для поиска решений, а не для оправдания бездействия при решении проблемы незаконных финансовых потоков.

Поделиться:
загрузка...

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!