Евгений Березовский, акционер IBOX Bank: коронакризис показал, кто занимается реальным финтехом, а кто просто поддерживал хайп

Евгений Березовский, акционер IBOX Bank: коронакризис показал, кто занимается реальным финтехом, а кто просто поддерживал хайп

UA.NEWS
Автор
UA.NEWS
UA.NEWS
Поделиться:

Пандемия коронавируса серьезно повлияла на финансовую и банковскую сферы, а также заставила компании оптимизировать свою деятельность и ввести удаленную работу для сотрудников. Потребители, в свою очередь, всё чаще отказываются от расчетов наличными и все чаще начинают пользоваться безналичными сервисами и бесконтактной оплатой. О последствиях влияния пандемии на экономику, финансовый сектор и рынок платежных услуг, а также дальнейшие перспективы развития рынка платежных систем в Украине, в эксклюзивном интервью UA.News рассказал акционер «АО «Айбокс Банк»» Евгений Березовский.

Каким был прошлый год для банковской сферы? Как на систему повлияла пандемия коронавируса?

Евгений Березовский: Сегодня многие оценивают 2020 год исключительно с позиции влияния коронавируса на экономику. Безусловно, COVID-19 повлиял на нее самым тяжелым сложным образом. Еще вначале минувшего года, когда пандемия в мире только набирала обороты, в одном из интервью я сказал, что этот вирус будет необычным и повлияет на весь мир.

Евгений Березовский
акционер IBOX Bank
Коронакризис показал, чего стоят разные компании, насколько они могут быть подготовлены к работе в сложных условиях и насколько готовы чем-то жертвовать ради сотрудников, бизнеса и клиентов

В то время многие утверждали, что эпидемия быстро закончится. Это свидетельствует о том, что никто в принципе системно не готовился ни к чему подобному. С одной стороны, это нормальная реакция, потому что такой пандемии в новейшей истории никогда не случалось. Но с другой – крупные институции все-таки должны быть готовы к разного рода рискам.

Коронакризис показал, чего стоят разные компании, насколько они могут быть подготовлены к работе в сложных условиях и насколько готовы чем-то жертвовать ради сотрудников, бизнеса и клиентов. Либо они, в принципе, не понимают, как реагировать в сложных ситуациях.

Во время жесткого локдауна, многие компании «потерялись». Причем как в сфере малого и среднего, так и в крупном бизнесе. К примеру, готовы ли организации быстро перейти на «удаленку». В целом, прошлый год почти во всех компаниях вскрыл все проблемы актуальные проблемы, показал реальную эффективность и умение решать внутренние разногласия. И все те, кто смог это все преодолеть, в 2021-м году покажут серьезный рост. Ведь, если ты уже пережил прошлый год, то в нынешнем без проблем достигнешь успеха. К слову, многие компании смогли эффективно отреагировать на все вызовы пандемии коронавируса и даже в минувшем году зарабатывали приличные деньги.

Каким Вы видите развитие финансового сектора в текущем году – тренды, вызовы? Какова роль финтеха в этих процессах?

Евгений Березовский: Крупным системным банкам, которые имеют масштабную инфраструктуру, большое количество сотрудников и отяжелены сложными бизнес-процессами, тяжело преодолевали коронакризис. С одной стороны, они имели «запас прочности» в виде капитала, с другой – ситуация показала, что все это очень быстро «проедается».

Что касается финтеха, то безусловно, в условиях локдауна он имеет ряд преимуществ – не требует обязательной инфраструктуры, проекты могут поддерживаться в удаленном режиме компактным штатом компетентных сотрудников.

Евгений Березовский
акционер IBOX Bank
Пандемия продемонстрировала, могут ли молодые стартаперы не просто собирать деньги с инвесторов раунд за раундом, а реально работать и давать ощутимые результаты

В то же время, за последние несколько лет до эпидемии, финтех стал очень модным направлением – появилось много разных проектов без выраженного УТП (уникальное торговое предложение) и с низким КПД. Коронакризис продемонстрировал, что нужно реальному потребителю для осуществления платежей с точки зрения современных технологий, как надо работать с людьми при отсутствии традиционных каналов общения между банком и клиентом. Вся эта ситуация показала, кто занимается реальным финтехом и может зарабатывать, а кто просто поддерживал хайп. Пандемия продемонстрировала, могут ли молодые стартаперы не просто собирать деньги с инвесторов раунд за раундом, а реально работать и давать ощутимые результаты.

Что касается банков, то крупные учреждения карантин заставил делать свою работу более эффективно. Во-первых, им пришлось не только удерживать прибыльность, но и менять инфраструктуру так, чтобы она была эффективна при работе в сложных условиях. Как показал опыт, это удалось далеко не всем.

И, во-вторых, часть банков «отяжелены» огромными кредитными портфелями – это резервы и вызов работы с пострадавшими клиентами. Коронакризис заставил финучреждения учиться работать с такими клиентами, «играть в долгую». На это требуется дополнительный капитал и гибкость, и вряд ли все с этим справятся. Поэтому я ожидаю, что в крупном банковском сегменте еще будут возникать проблемы.

В этом контексте очень важна позиция регулятора – как он будет реагировать и насколько жестко будет подходить к контролю за крупными банками с позиции резервов.

Очень рассчитываю, что в Украине будет восстанавливаться малый и средний бизнес, потому что без него экономике будет чрезвычайно сложно, поскольку у нас нет глобальных компаний, которые стабильно приносят прибыль и поддерживают бюджет. Впрочем, это и не проблема, поскольку основа экономики – это как раз малый и средний бизнес.

Год назад правительство запустило программу «Доступные кредиты 5-7-9», в последнее время заработали программы ипотечного кредитования. При этом многие предприниматели не получили эти доступные кредиты. А те, кто получил, часто использовали их для перекридитования – то есть, в экономику эти деньги пошли не в том количестве, в котором хотелось бы. Как Вы в целом оцениваете эти инициативы, насколько они полезны и грамотно воплощаются на практике?

Евгений Березовский: С точки зрения поддержки малого и среднего бизнеса, а также граждан, наше государство действовало по принципу громкого заявления, но слабой конкретики. Не было никого, кто бы мог оперативно принимать сложные решения и быстро их имплементировать.

Взять даже самое простое – для многих компаний и предпринимателей очень много усилий заняло получение компенсации 8 тысяч гривен за простой в период локдауна. Это одноразовая компенсация, которая ничего не решает, но для кого-то и такие суммы были жизненно необходимы. Государство не смогло максимально быстро и эффективно раздать эти деньги. Даже для масштабов бюджета Украины такая выплата не была проблемой. Мне кажется, что правительству нужно было либо быстро раздать эту помощь, либо не заниматься тем, что в итоге назовут «неэффективный популизм», за который его потом будут еще больше критиковать.

«Доступные кредиты 5-7-9» – хорошая инициатива, но со своими нюансами. Дело в том, что программа работает в значительной степени через государственные банки, а бизнес-процессы в этих банках выстроены сложно. Это не частные банки, где все мотивированы быстро и много работать. Плюс, в 2020 году в большинстве госбанков сменилось руководство, что также не способствует оперативной раздаче доступных кредитов.

В большинстве стран мира, особенно в тех странах, которые мы считаем нашими самыми важными партнерами – США, Великобритания, Германия – решения о пакетной помощи принимались оперативно и деньги раздавали очень быстро. Как это было в Штатах. Государство прияло решение начислить каждому гражданину по $2000 финпомощи, и на следующий день эти средства пришли на их счета. Граждане должны быстро получать реакцию. Это самое важное с точки зрения взаимоотношений государства и гражданина. Потому что если государство декларирует, но не делает или не делает не в том объёме, доверие к системе катастрофически падает.

В Украине таких оперативных выплат не происходило. Была масса дискуссий на тему «что делать?», потому что у государства не хватает ресурсов, нет отдельного бюджета на подобные нужды, нет людей, которые могут все это осмыслить и принять. Долго обсуждали сокращать или не сокращать налоги, отменять или не отменять какие-то налоговые платежи. В таких условиях, гражданин просто не понимает, что ему делать, коммуникация между государством и людьми была провалена.

Можно было просто выйти и сказать: «Каждому дадим по 15 тысяч гривен. Это максимум, что мы можем, других средств нет». Люди ответят: «Ок, давайте хоть так». И чтобы завтра эти 15 тысяч поступили каждому предпринимателю на карточку.

Приведу пример. У меня в Великобритании есть друзья, которые держат небольшие бары и рестораны. Так вот, государство выплатило каждому малому и среднему бизнесмену по 25 тысяч фунтов и сказало, что больше не даст – нет возможности. Предприниматели получили эту сумму и дальше бизнесмен уже сам принимает решение, что с ней делать. Самое важное, что они получили эти средства оперативно – бизнесмен не «ходит» за государством, за налоговиком, за программой действий, и не ждет, когда же ему эти деньги «упадут».

Что касается ипотечных кредитов, то многим их очень тяжело выплачивать. Люди часто теряют работу, могут сильно колебаться их заработки. Это никак не учитывается. Вместо сложной бюрократической структуры стоило бы ввести прозрачную систему отсрочек и финансово подстраховать госбанки, которые эти кредиты обеспечивают.

Да, в Украине есть отдельные неплохие инициативы государства. Но их реализация и доступность хромают. Иногда на обе ноги.

В прошлом году IBOX Bank вернулся в публичную плоскость и начал активную работу по укреплению на рынке. Как совладелец банка, какими Вы видите задачи на 2021 год. Каким параметрам должен соответствовать современный банк в Украине?

Евгений Березовский: Прошлый год IBOX Bank провел чрезвычайно эффективно и завершил с рекордной прибылью. Все акционеры, включая миноритарных, приняли решение реинвестировать все заработанные для поддержания капитала банка. Мы видим развитие банка в 2021 году еще более «агрессивным».

При этом, мы не меняем стратегию. IBOX Bank – это транзакционный банк. Мы не работаем на рынке активных операций, и считаем, что это задача крупных и крупнейших банков, у которых на это есть экспертиза и доступ к ресурсу. Мы занимаемся транзакциями и в этом совершенны.

Взаимодействие Айбокс Банка с fintech-компанией LeoGaming, позволило привлечь в банк много нового дополнительного бизнеса. Обороты прибыли по многим продуктам увеличились в разы. Мы хотим в этом совершенствоваться и предоставлять весь комплекс транзакционных услуг b2b для потенциальных партнеров, которые могут приходить к нам и получить все – от инкассации до интернет-эквайринга, от сложных продуктов, до продуктов, связанных с карточками и международными переводами. Мы видим в этом перспективу.

Также в прошлом году мы стали принципальными участниками платежных систем Visa и Masterсard, что позволит предлагать клиентам более надежные продукты.

IBOX Bank – универсальный с точки зрения интродукционного бизнеса банк. У нас для этого есть вся инфраструктура и я уверен, что в 2021 году в этом бизнесе также будет наблюдаться существенный рост. Мы уверенно конкурируем с крупными банками в этом, потому что очень мобильны. Мы не отягощены избыточной инфраструктурой корпоративного и розничного бизнеса. Мы практически не привлекаем розничные депозиты – они нам просто не нужны. Для инновационного бизнеса в этом нет необходимости.

Какие реализованные за рубежом банковские продукты Вы бы хотели видеть в Украине? Возможно, IBOX Bank разрабатывает собственные финтех продукты.

Евгений Березовский: В Украине всем уже оскомину набила тема внедрения международной платежной системы PayPal. При том, что это очень сегментированная потребность и он важен преимущественно для тех людей, которые работают за границей. Конечно, для них он должен работать. Конечно важно, чтобы наши айтишники и те, кто торгует на западных сайтах, имели нормальный доступ к PayPal с выводом средств внутри Украины. Но эта тема обсуждается уже 5-6 лет, а воз и ныне там.

Евгений Березовский
акционер IBOX Bank
Платежная инфраструктура в нашей стране чрезвычайно эффективна и современна. Далеко не в каждой стране Запада она существует на таком уровне

Что касается ввода других международных платежных сервисов, то хотелось бы появления в нашей стране продуктов вроде Apple Card, но я уверен, что это будет не раньше, чем через 5-10 лет.

Если же говорить в целом, то платежная инфраструктура в нашей стране чрезвычайно эффективна и современна. Далеко не в каждой стране Запада она существует на таком уровне. Дело в том, что на Западе многие физические лица-клиенты настолько привыкли к традиционной инфраструктуре, что даже не осведомлены о простом продукте card to card – что это и зачем оно нужно. В Украине люди более проинформированы и в целом более активно используют банковские счета.

Отмечу, что в Украине чрезвычайно маленький фондовый рынок и у граждан отсутствует понимание «вложения в акции». Это то, что в странах Запада считается колоссальным бизнесом. Например, в США домохозяйства чрезвычайно много денег вкладывают в акции. Благодаря этому даже маленькие компании имеют доступ на фондовый рынок, могут размещать акции и привлекать капитал. Это могло бы оживить экономику и финансовую сферу. У наших граждан денег очень много – и в «кармане», и на депозитах. Но размещены они крайне неэффективно – либо очень низкая ставка по депозиту, либо деньги просто хранятся дома в долларах. Извлечь этот ресурс может создание фондового рынка. Также государство не смогло построить качественный и простой доступ к своим облигациям, чтобы люди могли в них инвестировать. При чем, механизм должен быть максимально простым. Если человеку нужно тратить на это усилия, то он просто не будет этого делать.

Скажем, в Польше фондовый рынок на порядок более масштабный, и людей, которые вкладывают в акции, на порядок больше, чем в Украине. У нас это привилегия богатых и каких-то очень «знающих» людей, а в США, повторюсь, любое домохозяйство обязательно имеет какие-то вложения в акции. Да, возможно для Украины это какой-то длинный путь, но развивать его точно нужно.

Какие законодательные инициативы могли бы улучшить положение в экономике и финансовой сфере Украины?

Евгений Березовский: Единственное, что могло бы существенно улучшить ситуацию – это снижение уровня вмешательства государства в дела бизнеса. Это банальная фраза, но все постоянно об этом говорят. Я имею в виду колоссальное пристальное внимание к компаниям со стороны всех госструктур. Причем даже в карантинный год с его падением продаж и кризисными явлениями.

Бизнес не против проверок как таковых. Однако на нынешнем этапе можно было бы более гармонично и прозрачно выстраивать отношения государства с компаниями. Да, безусловно, в Украине сегодня часть рынка и бизнеса находятся в «серой» зоне. Связано это с очень высоким налогообложением. Прозрачное, рациональное и адекватное налогообложение это проблему могло бы решить очень быстро.

Евгений Березовский
акционер IBOX Bank
В любой стране мира, любое искусственное влияние государства на рынок – это «слон в посудной лавке»

Сегодня в Верховной Раде рассматривается множество разных законодательных инициатив. Например, ставки по интерчейнджу в эквайринге. При том, что это вообще не его функция, поскольку размер этой ставки формирует рынок. Свою чёткую и грамотную позицию на этот счет высказал НБУ. Да, правительства стран Европейского союза, в свое время, принимали антимонопольные законы о том, что Masterсard и Visa не должны устанавливать высокие тарифы. Но это на самом деле путь в социализм. И что дальше? Будем, как в России, регулировать цены на хлеб и формировать цены на социально значимые продукты, которые потом просто исчезают с полок?

Я верю в капитализм и в «руку» рынка. Он сам определит, что и как. Если физическому лицу или магазину дорого платить за эквайринг, они начнут принимать наличные, и перестанут мотивировать продавцов принимать карточки. Банки начнут терпеть убытки на эквайринге и начнут договариваться с Masterсard и Visa об уменьшении комиссии. Это взаимовыгодная тема, которая обязательно должна друг на друга «давить». Конечно, клиенты не должны платить слишком много, но государство не может это отрегулировать.

Высокие ставки по эквайрингу влекут за собой мотивацию, которую банки предоставляют клиентам. Ведь когда клиенты получают какие-то бонусы и кэшбеки, они очень довольны и не хотят понимать, откуда все это берется. Вот эта «рука» рынка и должна все регулировать. Клиент должен понимать, за что он платит банковскую комиссию, которая, к слову, во всем мире гораздо выше, чем в Украине.

В магазине ты обязан поставить терминал. Если ты не хочешь платить за интернет-эквайринг, мотивируй своих клиентов платить наличными. Однако сегодня никто не будет этого делать, потому что коронавирус серьезно отбил у людей желание платить наличными – все уже забыли, как выглядит карточка и платят телефонами. Это тоже рынок и развитие рынка и технологий.

То есть, в любой стране мира, любое искусственное влияние государства на рынок – это «слон в посудной лавке», иначе не бывает.

Государство должно максимально оптимизировать присутствие в экономике – как с точки зрения госкомпаний и госбанков, так и с точки зрения любого своего влияния. У государства есть налоговая система, регуляторная функция и управление государственным долгом – это все необходимое для того, чтобы влиять на его экономику.

Автор: UA.NEWS
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!