Руслан Соболь: Глобальный экономический кризис ударит по Украине меньше, чем по развитым странам мира, - интервью

Руслан Соболь: Глобальный экономический кризис ударит по Украине меньше, чем по развитым странам мира, - интервью

Валерий Савицкий
Автор
Валерий Савицкий
UA.NEWS
Поделиться:

Малый и средний бизнес считается залогом процветания любой экономики мира. Однако последние решения власти по установке кассовых аппаратов и учреждению рынка земли, имеют сомнительный характер развития этого сектора экономики. О том, каким был уходящий год для малого и среднего бизнеса, а также о тенденциях и прогнозах развития этого сектора в 2020-м году, в эксклюзивном интервью UA.News рассказал глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса Руслан Соболь.

Здравствуйте, Руслан Владимирович! Чем больше всего запомнится уходящий год для малого и среднего бизнеса? Что принципиально улучшилось/ухудшилось в украинской бизнес-среде?

Руслан Соболь: В бизнес-среде не произошло ничего принципиально нового, кроме ожиданий очередных улучшений. Неожиданным стало принятие Верховной Радой законопроектов о повсеместном внедрении регистраторов расчётных операций (РРО) №1053-1 и №1073, которое начнётся с 2020-го года. Это решение было неожиданным и в достаточной мере насторожило всех участников рынка, поскольку все понимают, к чему оно приведёт. Мнения разошлись: правительственные организации утверждают, что всё будет хорошо, но реальный сектор бизнеса в этом не уверен.

Кроме того, уходящий год запомнится тенденцией снижения курса доллара. Не совсем прогнозируемо и непонятно, чем обусловлен этот тренд и сколько ещё он продлится.

Что изменится с имплементацией закона о РРО для предпринимателей? Работать станет легче или сложнее?

Руслан Соболь: Сложно сказать однозначно. Этот процесс необходимо рассматривать в краткосрочной и долгосрочной перспективе.

В краткосрочной перспективе, мы, скорее всего, получим небольшой беспорядок на рынке и увидим начало тенизации реального бизнес сектора. Тот ожидаемый экономический эффект, на который рассчитывает правительство, вряд ли будет достигнут в краткосрочной перспективе. Большой бизнес не уйдёт из упрощённой системы налогообложения, поскольку нет механизмов, которые бы обязывали его это делать. А удар получит реальный сектор упрощённой системы налогообложения, что приведёт к ещё большему уходу предпринимателей в «тень».

Руслан Соболь
глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса
«Повсеместное внедрение кассовых аппаратов может ударить по реальному сектору упрощённой системы налогообложения, что приведёт к ещё большему уходу предпринимателей в «тень»»

В долгосрочной перспективе, внедрение закона о РРО ускорит сегментацию торговой культуры. На самом деле, большой бизнес должен иметь своё налоговое поле, средний бизнес – своё, а малый – своё. И механизм саморегуляции должен защищать эти налоговые зоны, как, собственно, это и происходит в развитых экономиках. Повсеместное внедрение кассовых аппаратов будет стимулировать быстрое и эффективное продвижение в сторону налогового поведения реального сектора экономики.

В сентябре Верховная Рада одобрила в целом закон №1080 о декриминализации фиктивного предпринимательства. Как Вы оцениваете этот закон? Насколько он был необходим и какие последствия будет иметь для бизнеса?

Руслан Соболь: Этим законом были отменены процедуры и некоторые подзаконные акты, которые позволяли силовикам «подёргать» малый и средний бизнес. Хотя на самом деле, большинство норм этого закона в реальном секторе применялись крайне редко, а то и вообще не работали. Но всё же, декриминализация немного добавила бизнесу уверенности в ведении своей хозяйственной деятельности. Это позитивный тренд и позитивное решение.

13 ноября Верховная Рада одобрила в первом чтении законопроект 2178-10, который отменяет запрет на продажу земель сельскохозяйственного назначения, то есть, фактически внедряет рынок земли в Украине. В самое ближайшее время, закон будет принят во втором чтении. Какие преимущества и недостатки имеет этот документ? Готова ли страна к созданию рынка земли в принципе?

Руслан Соболь: Этот вопрос также стоит рассматривать в двух аспектах: тактическом и стратегическом.

С тактической точки зрения, рынок земли нужно запускать. Вопрос лишь в том, каким именно образом это сделать. Готова ли сегодня Украина к полноценному рынку земли в том виде, в котором он существует в развитых экономических пространствах? Не готова. Будет ли готова страна к этому «завтра» или «послезавтра». Нет, если мы не начнём эти процедуры сегодня. Но начинать их следует очень аккуратно.

Земля – самый дорогой ресурс в Украине, как и в любой другой стране. Если мы вот так огульно и сразу же запустим такой рынок, мы рискуем за полгода-год потерять все земельные ресурсы. Земля обретёт новых собственников и не факт, что это будут украинцы. Ведь текущая экономическая ситуация в стране, не позволяет нашим гражданам приобрести землю во всех существующих объёмах. Финансовое состояние аграриев, как пользователей земли, плачевное, поэтому мы должны быть готовы к тому, что земля попадёт в руки не национальных производителей, а транснациональных групп, у которых финансовое положение значительно лучше. Тем более, что деньги сегодня – это даже не «бумага», а обыкновенные «ноли» на цифровых счетах. Ну вот, получит Украина эти ноли, и что дальше?

Руслан Соболь
глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса
«Если мы вот так огульно и сразу же запустим рынок земли, то рискуем за полгода-год потерять все ресурсы. Земля обретёт новых собственников и не факт, что это будут украинцы»

Если оценивать запуск рынка земли в стратегической, догосрочной перспективе, то одобренный депутатами закон, в его нынешнем виде, не окажет позитивного влияния на отечественных фермеров и украинцев. Это может оказать позитивное влияние на экономику в целом – земля получит собственника, начнёт обрабатываться преимущественно транснациональными финансовыми и аграрными группами, которые сюда зайдут, приведут и деньги, и технологии. Всё это будет, но вопрос в том, какой ценой?

Что в итоге получит малый и средний бизнес, рядовой украинец? Готовы ли мы, украинцы, заплатить такую цену и навсегда потерять наш земельный ресурс?

Мне кажется, что вопрос создания рынка земли нужно выносить на национальный уровень, на Всеукраинский референдум, чтобы потом никто не «показывал пальцем» ни друг на друга, ни на правительство. Важно, чтобы люди определились, готовы ли они продать землю с чувством полной ответственности перед будущим поколением.

В связи с резонансом из-за создания рынка земли, депутаты не исключили внесения в закон нормы о запрете покупки земли иностранцами. Поможет ли это сохранить земельный фонд в руках отечественных фермеров и граждан?

Руслан Соболь: На самом деле, в украинском законодательстве есть нормы, которые позволяют нерезидентам вполне легально приобретать землю. Иностранцам запрещено брать в аренду и приобретать земельные участки напрямую, но они могут приобретать её в статусе юридического лица с налоговой юрисдикцией Украины. То есть, иностранная компания может зарегистрироваться украинским юридическим лицом, и в таком статусе легально приобретать землю. Плюс, в законодательстве существует ещё множество механизмов, о которых юристы знают, которые они готовят либо по которым выискивают «прорехи».

То есть в целом, в приобретении земли иностранцами нет ничего плохого. Проблема в «цене», которую страна может уплатить за последствия этого процесса. Мы, украинцы, как нация должны определиться, готовы ли поставить под угрозу развитие отечественного агросектора. Превращение земли в товар, однозначно будет содействовать развитию аграрного рынка. Вопрос лишь в том, какого именно – национального либо иностранных государств?

Если мы готовы к заходу в страну транснациональных компаний и готовы к тому, чтобы продать землю один раз, поскольку второй раз землю продать невозможно, то да, нужно определяться и открывать рынок в том виде, в котором он прописан в актуальном законе. Если же мы не готовы, либо сомневаемся, тогда нужно возобновить мораторий на продажу земли и, в качестве альтернативы, временно запустить т.н. «рынок аренды земли». Этим путём пошла Турция – правительство запустило рынок аренды земли для резидентов и нерезидентов на 50 лет. Таким образом, страна привлекла солидные инвестиции и технологии. При этом земельный ресурс не теряется безвозвратно – физически и юридически он остаётся в собственности народа. Я считаю, что аналогичный механизм вполне можно применить и в Украине.

Руслан Соболь
глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса
«Самое оптимальное решение для Украины на сегодняшний день – запустить рынок аренды земли на 50-100 лет. Это не грозит стране потерей земельного фонда, будет стимулировать развитие агросектора, а земельный ресурс останется в собственности нации»

Рынок аренды земли не грозит потерей земельного фонда. Давайте запустим рынок на 50, на 100 лет, это также привлечёт инвестиции и технологии, даст стимул развитию украинского агросектора, но при этом земельный ресурс останется в собственности нации. А государство пусть выполняет регулирующую функцию, и следит, чтобы землю не загрязняли пестицидами и не уничтожали земельный банк. Это самое оптимальное решение для Украины на сегодняшний день.

В последнее время складывается впечатление, что принятием законов о кассовых аппаратах, усилением налоговой нагрузки и введением рынка земли, власть намеренно уничтожает малый и средний бизнес. Всё ли выглядит настолько пессимистически?

Руслан Соболь: Хочется верить, и я даже почти убеждён, что это не так. Подобными решениями Кабмин скорее пытается разделить большой, малый и средний бизнес по сегментам. Сработает ли этот механизм в таком виде, как его сейчас пытаются реализовывать? Я думаю, что нет.

То есть, цель преследуется хорошая и позитивная: сегментировать рынок, понять «кто есть кто», назначить каждому субъекту своё налоговое поле и вынести «на свет» экономику, большая часть которой сегодня, которая по оценкам наших зарубежных финансовых партнёров, находится в «тени». В частности, и через упрощённую систему налогообложения. Они всё это понимают, что большой бизнес часто узурпирует «упрощёнку» и это происходит, потому что закон даёт такую возможность.

В то же время, здесь есть свои «подводные камни». Ударит ли повсеместное введение кассовых аппаратов по реальному сектору экономики? Да, ударит. В Украине необходимо внедрить более эффективную модель приведения налоговых полей. Но эти поля необходимо оговаривать и обсуждать в экспертных сообществах. Сегодня же эксперты «отбиваются» от РРО в его нынешнем виде. Рабочим группам, созданным при Минэкономразвития и при профильном комитете Верховной Рады, приходится объяснять, почему принятый депутатами закон не принесёт ожидаемого эффекта. Да, это позволяет найти более эффективное решение. Но в то же время, мы неэффективно используем время и ресурсы, даже внутренние – сегодня предпринимательское сообщество больше тратит времени и средств на объяснение государству, почему такой закон не будет работать, чем на придумывание модели, как улучшить ситуацию в реальном бизнес-секторе. И это наша самая главная проблема.

В последнее время эксперты прогнозируют новый виток глобального экономического и финансового кризиса. Насколько он вероятен уже в 2020-м году? Как глобальные кризисные тенденции повлияют на украинскую экономику и бизнес-среду?

Руслан Соболь: Новый виток глобального кризиса неизбежен. Согласно теории цикличности, которую уже контролируют и отслеживают, раз в десятилетие происходит кризис, или другими словами «экономическая коррекция». Последняя такая «коррекция» произошла в 2008-м году и, как мы помним, была достаточно глобальной и болезненной.

Сегодня мир перешагнул очередной десятилетний рубеж. Большие трансконтинентальные группы и фонды, которые распоряжаются большими финансовыми ресурсами, уже сворачивают свои инвестиционные портфели и закрывают кредитные программы. Скорее всего, это подготовка к новой глобальной финансовой «коррекции», которая произойдёт либо в 2020-м, либо в 2021-м году. Я всё же предполагаю, что в 2020-м.

Руслан Соболь
глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса
«Большие трансконтинентальные группы и фонды, которые распоряжаются большими финансовыми ресурсами, уже сворачивают свои инвестиционные портфели и закрывают кредитные программы. Скорее всего, это подготовка к новой глобальной финансовой «коррекции», которая произойдёт либо в 2020-м, либо в 2021-м году»

Что касается последствий для Украины, то наша страна не является полноценным игроком глобального экономического пространства. В обычных условиях это недостаток, но в случае глобального кризиса, это большое преимущество, ведь удар извне по нам будет намного слабее, чем по другим, более развитым странам.

В каких масштабах может возникнуть глобальный экономический кризис? Всё начнется с какой-либо отдельной страны, группы стран либо удар будет по всему миру одновременно?

Руслан Соболь: Мировая экономика уже давно имеет глобальный характер. Экономики различных стран тесно взаимосвязаны между собой, поэтому такая «экономическая коррекция» затронет всех. Кризис отразится как на всей глобальной экономике, так и на национальных экономиках отдельных стран. В меньшей степени пострадают сырьевые государства, которые не интегрированы в мировое экономическое пространство, — например страны Южной Африки. Хотя от «коррекции» пострадает большинство стран мира.

Чего ждать украинскому малому и среднему бизнесу в 2020-м году? Каков Ваш общий прогноз развития ситуации и функционирования национальной бизнес-среды?

Руслан Соболь: У нас нет другого выхода, кроме как расширять сектор малого и среднего бизнеса. Любое развитое экономическое пространство базируется на среднем и малом бизнесе (МСБ), это его «фундамент». Любая экономика считается успешной и развитой, если в сфере МСБ задействовано от 50% и выше трудоспособного населения. В Украине этот показатель значительно ниже, поэтому необходимо работать над усилением этого сегмента.

Малый и средний бизнес – это создание рабочих мест, генерация добавочной стоимости товаров и услуг.

Этот сектор формирует тот самый пресловутый ВВП на душу населения. Только потом идут большой бизнес: корпорации, корпоративный сектор, международные финансовые группы, институты, и так далее.

Поэтому если Украина хочет занять достойное место в мировом экономическом пространстве, её путь должен продвигаться исключительно в направлении развития малого и среднего бизнеса. Просто ничего лучшего человечество не выдумало, других механизмов пока что нет.

Каков Ваш прогноз по курсу гривны на 2020-й год?

Руслан Соболь: В проекте госбюджета Украины на 2020-й год, курс гривны зафиксирован на уровне 24-27 гривен за доллар. То есть, при самых оптимистических экономических сигналах, доллар будет стоить 24 гривны.

В то же время, ряд факторов свидетельствует скорее о негативных тенденциях. Во-первых, Украина имеет негативное сальдо торгового баланса. Во-вторых, у нашей страны нет какого-то сверхурожая или прорывной технологии. И в-третьих, программа сотрудничества с МВФ не вмещает каких-либо особых условий. То есть сегодня нет каких-либо экономических факторов, которые бы способствовали укреплению курса гривны. Поэтому скорее всего, гривна будет стоить не менее 27 гривен за доллар.

Руслан Соболь
глава Ассоциации собственников малого и среднего бизнеса
«За годы Независимости, заложенный в бюджет курс нацвалюты ещё ни разу не подтверждался на практике и всегда указывался меньшим, чем был по факту. Мне кажется, что 2020-й год не станет исключением»

Добавлю, что за все годы Независимости, заложенный в бюджет курс нацвалюты ещё ни разу не подтверждался на практике и всегда указывался меньшим, чем был по факту. Мне кажется, что 2020-й год не станет исключением.

Поможет ли укреплению и стабилизации курса гривны новый транш МВФ?

Руслан Соболь: Транши МВФ всегда помогали укрепить курс гривны либо приостанавливали его падение. Но это давало кратковременный эффект и было разовым экономическим сигналом, который не мог не отобразиться на национальной валюте. Со временем экономика всё равно брала «своё».

Если МВФ не даст транш, это больно ударит по экономике Украины и грозит ей серьёзной «коррекцией» (кризис – ред.). Это будет крайне негативным сигналом для внешних инвесторов, повлечёт вывод из страны и без того «захудевшего» частного валютного фонда, а также снизит все экономические показатели.

Насколько велик риск объявления Украиной дефолта в случае отсутствия новой программы финансирования МВФ?

Руслан Соболь: Риск дефолта очень высок, это только вопрос времени. Ведь по-сути, все финансовые «инъекции» международных финансовых институтов – это отсрочка дефолта нашей страны. Полученные деньги Украина использует для закрытия своих внешних экономических обязательств перед кредиторами.

Но эти средства не запускаются в реальный сектор экономики: они не создают рабочие места, не генерируют добавочную стоимость товарам и услугам, не формируют новые предприятия, не открывают новое производство и новые рынки, не вкладываются в разработку новых продуктов интеллектуального, материального и экономического толка. Эти деньги уходят исключительно на обеспечение внешних обязательств и на реформы государственного характера, которые сегодня имеют весьма отдалённое отношение к реальному сектору экономики.

Валерий Савицкий

Фото: Reuters
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!