Итоги Нормандской встречи: почему мирный процесс на Донбассе не достижим

Итоги Нормандской встречи: почему мирный процесс на Донбассе не достижим

Марія Гелюх
Автор
Марія Гелюх
UA.NEWS
Поделиться:

После прихода к власти Владимиру Зеленскому удалось реанимировать Нормандский процесс по Донбассу. На это достижение, после нескольких лет перерыва, смотрели с оптимизмом.

Однако с момента встречи в Париже в декабре 2019 прошло 9 месяцев, а долгосрочного результата по урегулированию на востоке Украине так и не случилось. Как и нового саммита на уровне лидеров государств Норманди – Украины, Франции, Германии и России.

11 сентября в Берлине прошла аудиенция советников министров стран-участниц Нормандской четверки, с участием главы ОП Андрея Ермака и зама администрации Путина Дмитрия Козака. Что принесла эта встреча и почему мирный процесс на Донбассе остается недосягаемым – рассказываем детально.

Контекст переговоров в Берлине

После выхода второго президента Украины Леонида Кучмы из Минской ТКГ, переговоры с Россией от имени официального Киева возглавил Леонид Кравчук. Немного позже украинскую команду переговорщиков «усилили» еще одним чиновником из 90-х – экс-премьером Фитольдом Фокиным.

Именно от этих двух политиков прозвучали самые контроверсионные национальным интересам Украины предложения по урегулированию на  Донбассе. 23 августа Кравчук обратился в парламент с призывом внести правки в постановление ВР о проведении местных выборов. Для  оккупированной части востока Украины это означало бы снятие ограничений на выборы до деоккупации. Фактически – на условиях Кремля, без каких-либо гарантий безопасности и европейских норм свободного и прозрачного электорального процесса.

Фитольд Фокин пошел дальше и предложил всеобщую амнистию тем, кто участвовал в сепаратизме на Донбассе. Кроме этого – особый  статус для  всего региона, а не только части оккупированных земель.

Предложения экс-премьра вызвали острую критику даже в самой властной команде. Более того, всеобщая амнистия запрещена действующим законодательством Украины. От уголовной ответственности не могут освобождаться лица, совершавшие военные преступления или преступления против человечности, включая и тех, кто причастен к авиакатастрофе рейса МН17.

Летнее перемирие, начатое 27 июля, так и не стало всеобъемлющим, было неоднократно нарушено. В начале сентября боевики «Л/ДНР» пошли на обострение, в результате чего пострадали украинские военные, 1 боец погиб.

Поиск компромиссов и необходимость возврата к перемирию вынудили Украину пойти на непопулярную среди патриотов меру. 10 сентября должна была пройти совместная инспекция позиций ВСУ возле поселка Шумы при участии ОБСЕ и представителей «Л/ДНР». Но она была сорвана. Вместо нее боевики прицельно обстреляли украинцев.

Все эти события – звенья одной цепи – Россия всячески использует чувствительную тему перемирия для продавливания своих интересов. К примеру, целью инспекции было представить сепаратистов в качестве официальных лиц переговорного процесса по Донбассу, чего годами добивается Кремль:

«Ключевой целью россиян в рамках организации этой инспекции было именно это: «вывести» из тени так называемое «представительство ДНР при СЦКК», чтобы его так называемый «руководитель» осмотрел позиций ВСУ и, как дополнительно требовала Россия, подписал по итогам этого протокол. А в протоколе, несомненно, рядом с украинской подписью должна появиться подпись и этого «должностного лица». Этот пример очень наглядно демонстрирует, как настойчиво и методично россияне играют в навязывание того же прямого диалога с «ЛДНР» на всех уровнях»
— Мария Золкина,
аналитик

Конечная цель – понятна. Принудить Киев принять Донбасс в качестве региона с особым мнением о будущем Украины, включая делегирование его представителей в центральные органы власти, что позволит удержать страну в зоне российского влияния. И вывести себя из ответственности за происходящее там, включая финансирование псевдореспублик.

Этот сценарий урегулирования абсолютно не вписывается ни в правовое поле Украины, ни в ее национальные интересы. И тем не менее, все эти предложения обсуждались на саммите советников министров Нормандской группы в Берлине.

Итоги Берлинской встречи

Единственный результат, к которому пришли по итогам встречи – это вопрос сохранения режима тишины. Однако, как показывает опыт 6-летней войны, для россиян это инструмент политического давления на Киев, который при удобном случае отменяется либо нарушается.

«Прекращение огня не было подкреплено никакими дополнительными гарантиями, значит – в любой момент может быть нарушено, как это уже делалось с российской стороны. Режим тишины для Москвы – исключительно политический инструмент для одновременного давления на Киев с требованиями начинать выполнение политических пунктов Минских договоренностей»
— Мария Золкина,
аналитик

Россияне по итогам встречи прямо заявили об отсутствии какой-либо прогресса по Донбассу. Дмитрий Козак озвучил позицию, что Верховная Рада пересмотрит постановление о местных выборах. На что глава Офиса Зеленского Андрей Ермак уверяет, Украина в Берлине не брала на себя таких обязательств:

Андрей Ермак,
глава Офиса президента Зеленского
«Никаких обязательств от украинской стороны о пересмотре постановления Верховной Рады не было. И это невозможно, потому что мы не можем вмешиваться в деятельность украинского парламента. Мы только проинформировали коллег по Нормандской встрече, что депутатом от «Слуги народа» еще 28 июля зарегистрировано постановление об изменениях к Постановлению о местных выборах. И это Постановление есть и в ближайшее время оно будет вынесено в зал Верховной Рады, где будет решаться его судьба»

Эксперты предполагают, что Рада не поддержит изменения, так как даже в среде пропрезидентской фракции есть группа депутатов, считающих подобную инициативу капитулянтской.

Шансы на новую встречу на уровне лидеров государств выглядят призрачными, учитывая, что политических уступок со стороны Киева в нужном объеме Кремль добиться не может. Как и не понятна судьба вопроса об обмене пленными, что было анонсировано Ермаком в начале августа.

«После заявления, что амнистия должна быть для всех, а статус должны получить целые Донецкая и Луганская область, особый статус для части территорий и частичная амнистия будет уже не казаться многим такой «зрадой» на фоне заявлений Фокина. Это очень известный не только политический, но и психологический прием: ставишь большую цель и откатываешься немного на прежние позиции, и конечная цель уже не кажется такой ужасной»
— Сергей Рахманин,
народный депутат, Голос

Почему нет мира на Донбассе

Ответ на этот вопрос лежит на поверхности. Потому что мира не хочет Россия. Мир глазами Москвы – это капитуляция государства Украины и возврат в прежний статус-кво – политическая, экономическая, энергетическая и ментальная зависимость от Кремля. Для нашего гражданского общества это абсолютно неприемлемая матрица будущего страны.

Режим тишины – это предмет торга за снятие антироссийских санкций и уход от ответственности за развязанную в соседнем государстве войну. Используя чувствительную для президента Зеленского тему перемирия, как и обмена пленными, Москва показывает, в ее власти решать, как и в каком объеме это будет выполняться.

Несмотря на разговоры во власти о том, что по Донбассу есть «план Б», на деле мы имеем все тот же замороженный конфликт. Разрешение которого с учетом интересов Украины возможно только в одном случае, если цена за вторжение для Кремля станет непосильной.

Еще одним вариантом сдвига с мертвой точки может быть пересмотр Минских соглашений. В чем видят смысл и западные партнеры. Но эту позицию, как и любой конструктив в отношении Донбасса, Россия не поддерживает.

Автор: Марія Гелюх
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!