Место Украины в диалоге Байдена с Путиным: о чем будут говорить США с агрессором

Место Украины в диалоге Байдена с Путиным: о чем будут говорить США с агрессором

Марія Гелюх
Автор
Марія Гелюх
UA.NEWS
Поделиться:

Со сменой администрации в Белом Доме решительно изменилась тональность общения между США и Россией. Новый президент Джо Байден в отношении Москвы предпочитает называть вещи своими именами – агрессора агрессором и убийцу – убийцей.

В отличие от своего предшественника и многих европейских коллег Байден не питает каких-либо иллюзий насчет Владимира Путина. При этом он демонстрирует прагматичный подход к необходимости диалога с Кремлем. В тех сферах, которые составляют взаимный интерес. Как строится этот диалог и какое место в нем отводится Украине, вдоль границ которой Россия продолжает концентрировать войска и нагнетать открытое военное противостояние, мы разобрались в спецтеме.

Начало диалога: кнутом и пряником

Многие эксперты прогнозировали активизацию США в поддержке Украины на фоне продолжающейся российской агрессии после прихода Байдена. Во многом  эти прогнозы оправдали себя, так как президент-демократ лично уделяет внимание украинской повестке.

«Очень важно, что президент США – по крайней мере, на этом этапе – готов лично привлекаться к коммуникации с Украиной и об Украине, не делегируя украинское досье под ключ кому-то из администрации, как это делал Обама»
— Алена Гетьманчук,
эксперт-международник

Но эскалация вдоль наших границ и война на Донбассе – далеко не единственная сложная тема в отношениях России и США. Москва неоднократно давала поводы Вашингтону обращать на себя внимание кибератаками на американскую инфраструктуру и вмешательством в выборы. Как и поводы  реагировать на угрозы реальными и сдерживающими контрмерами. Чем и стали очередные антироссийские санкции, введенные Байденом 15 апреля.

В своей речи по поводу санкций лидер США дал понять, что за атаки на интересы его страны Кремль заплатит. Но, при этом, Вашингтон готов вести диалог и сотрудничать с Москвой на глобальные темы, такие, как разоружение, климат и контроль пандемии.

Джозеф Байден,
президент США
«Там, где наши интересы совпадают, США и РФ могут и должны работать вместе. Там, где Россия хочет навредить нам, мы обязательно ответим»

Байден еще раз подчеркнул, что хотел бы прогнозируемых, стабильных и конструктивных отношений с Москвой. И что интересно, эти отношения могут быть такими в глобальном контексте.

Способна ли Россия к конструктиву?

Если вспомнить, то первый личный разговор двух президентов состоялся по инициативе американца практически сразу после инаугурации. И начался он действительно конструктивно, с продления на пять лет двустороннего Договора о стратегических наступательных вооружениях (СНВ-III).

Этот документ сдерживает вооружения  США и России, чтобы суммарно они не превышали 700 межконтинентальных баллистических ракет, баллистических ракет на подводных лодках и стратегических бомбардировщиках, 1 550 боеголовок и 800 развернутых и неразвернутых пусковых систем. Во времена Трампа договориться о продлении договора не получалось дольше года, из-за строгих условий, которые его администрация выставляла Кремлю.

Байден сумел решить этот вопрос, сняв с повестки наиболее неприемлемые для Путина требования. Но в целом, пролонгация этого договора позволила США и РФ оставаться в рамках прежних принципиальных обязательств.

То есть, в теории и изредка на практике, в качестве исключения из правил, Россия может вести себя конструктивно. Другой вопрос, что практически всегда она выбирает иную стратегию коммуникации с внешним миром: агрессию, конфронтацию, дестабилизацию и саботаж в различных регионах, что показывает поведение Кремля в отношении Украины в частности.

«Джо Байден столкнулся с первым существенным вызовом своего президентства. Вашингтону надо было оперативно реагировать на обострение ситуации вокруг Украины и на Донбассе. Надо отдать новой администрации должное, она подключилась довольно активно. Но этого было недостаточно, поскольку говорить надо было и с инициатором эскалации. Именно в таком контексте и следует рассматривать звонок Байдена в Москву. Диалог может быть разным по характеру и тону, но он должен быть. Линия связи должна оставаться открытой. В США это поняли еще в 1962 году, в разгар «карибского кризиса»»
— Владимир Дубовик,
эксперт-международник

В отличие от своего предшественника, Байден еще с первого разговора поднял токсичные для Кремля вопросы: хакерские атаки, вмешательство в американские выборы, отравление российского оппозиционера Алексея Навального и украинский суверенитет. Еще тогда дал понять Путину, что отвечать за посягательство на национальные интересы США придется.

Когда Москва с начала 2021 года развернула массированную кампанию по эскалации военного напряжения вдоль общих границ с Украиной и на Донбассе, Вашингтон неоднократно призывал Россию к деэскалации. Ставя Кремль в известность о том, что за военное обострение в нашей стране также придется заплатить.

Джозеф Байден,
президент США
«Я полностью поддерживаю суверенитет и территориальную целостность Украины и сейчас настало время для деэскалации, следования вперед путем дипломатического процесса. США и Украина конструктивно двигаются по этому пути. И я хочу сказать, что в интересах США – сотрудничать с Россией, мы будем продолжать это. Но если Россия будет пытаться повредить интересам США, мы ответим на это – это касается наших народов и наших союзников»

Определенного драматизма в отношения между Кремлем и Белым домом добавило согласие Джо Байдена с тем, что Владимир Путин – это убийца.

Новый звонок, предложение встречи и санкции

Продолжая стягивать к Украине войска, Путин действует вероломно. Подготовка почвы для прямого вторжения на территорию суверенного государства является недопустимой и будет иметь свою цену для России. Приблизительно в такой тональности выходят заявления многих западных стран, включая США, Канаду, Великобританию и Брюссель на разных уровнях практически ежедневно.

Вместе с тем, многие эксперты обращают внимание на тот факт, что нагнетая военное противостояние с Украиной, российский лидер добивался внимания Запада. И в частности – Джо Байдена, который  в новом телефонном разговоре предложил Путину личную встречу.

«Для российского лидера наличие даже недружественного, но активного диалога с США – это ключевая часть его легитимации внутри страны и даже самолегитимизации. Условно говоря, если с ним говорят (или даже ругаются) американцы, если они признают его начальником, то только в этом случае он таковым и является. Если же они его полностью игнорируют, то в глазах российской элиты такой царь, президент или генсек быстро превращается в пустое место. В России прямой диалог с США – это важнейший символ власти. В России вождь может обойтись без победы на честных выборах, но не без американского признания»
— Иван Яковина,
политический обозреватель

Владимир Путин добился внимания своего американского коллеги. Привычным деструктивным способом. Параллельно с этим получив новые санкции – запрет американским компаниям совершать сделки с российским госдолгом на первичном рынке – за кибератаки, попытки повлиять на выборы и оккупацию Крыма. США также выслали 10 российских дипломатов.

Джозеф Байден,
президент США
«Сейчас время деэскалации. Дальнейшие действия — это обдуманный диалог и дипломатический процесс. США готовы конструктивно двигаться вперед по этим направлениям»

Примечательно, что Москва готовится к этой встрече, которую стороны договорились организовать в одной из стран Европы. Также известно, что Путин примет участие в климатическом саммите, который пройдет в онлайн-режиме 22-23 апреля, по инициативе американской стороны.

Другими словами, вовлечение России в диалог происходит. Можно предположить, что главе Кремля предлагают обмен: место за столом мировых лидеров в решении глобальных проблем человечества в обмен на снижение конфронтации вдоль границ с Украиной. «Праздник» для российской пропаганды, как выразились некоторые эксперты. Что выберет Владимир Путин?

Перспективы диалога

Главной проблемой диалога с Россией есть то, что ее действия, относительно Украины в частности, до конца не понятны. За последний месяц сценариев развития ситуации обострения эксперты называли десятки. От бряцания оружием с целью демонстрации силы для политического давления на Киев, признания псевдо-республик – до подготовки прямого вторжения и захвата части новых территорий. Реальных целей не понимает никто, поэтому периодически к Кремлю обращаются за  разъяснениями о намерениях.

«Саммит? С убийцей? Одним махом г-н Байден дал г-ну Путину именно то, чего он жаждал – равный статус с президентом Соединенных Штатов. Даже если этого никогда не произойдет, приглашение посылает сигнал о том, что г-н Путин незаменим и по-прежнему достоин поддержки олигархов и элит, чье состояние он гарантирует. Президента Трампа справедливо критиковали за то, что он устроил г-ну Путину саммит в Хельсинки в 2018 году, без пользы для интересов США, но с большой пользой для г-на Путина. Это будет ничем не лучше. Называя это дипломатией, мы игнорируем то, что дипломатия должна иметь смысл»
— Гарри Каспаров,
оппозиционный российский политик

Перспективы диалога Байдена с Путиным сложно прогнозировать, так как самого Путина сложно интерпретировать с точки зрения политической целесообразности, прагматики и дипломатии. О чем свидетельствует, к примеру, свежий дипломатический скандал России с лояльной к Кремлю Чехией, результатом чего стала потеря крупного контракта на атомную электростанцию на территории этого европейского государства. Что говорить об Украине, которую российский лидер не может переломить последние 7 лет войны?

Отвечая на вопрос, насколько успешной можно считать тактику Байдена в отношении сдерживания России, стоит обратить внимание на события последних нескольких дней. С момента оглашения американских санкций и приглашения Путина на встречу, Россия криминализировала политическую силу Алексея Навального (иск прокуратуры о признании экстремистской организацией), блокировала вход кораблей  в Азовское море, временно ввела ограничения на полеты над оккупированной частью Крыма и Черным морем. Состоянием на 20 апреля у украинских границ стоят свыше 100 тысяч российских войск.

То есть, видимых признаков деэскалации и снижения градуса напряжения не происходит. И не только касаемо украинского вопроса. Но, по мнению экспертов, будущий саммит Байдена с Путиным поставил на паузу обострение у границ с Украиной.

«Это не означает, что они немедленно отойдут от наших границ. Но это означает, что они не пойдут в Украину. Парадокс современной России в том, что она ничего не может предложить современному миру. И бряцание оружием – единственное, чем Путин может привлечь внимание»
— Владимир Огрызко,
украинский дипломат

Как пишет The Economist, Кремль преследует в Украине цели «дипломатии принуждения». Подобный принцип можно применять и к самой России – похоже именно на этом постулате держится тактика Джо Байдена, который за 90 дней своего президентства успел побывать «хорошим» и «плохим копом» для Путина в одном лице.

Усилить будущий диалог стран в пользу Киева стоит за счет согласования общих позиций и красных линий по Украине между дипломатическими каналами Киев-Вашингтон, чтобы исключить разночтения и манипуляции, к которым прибегает Россия в сложных для нее темах. А пока что мир ждет обращения Владимира Путина с Посланием к Федеральному Собранию 21 апреля, на котором, как ожидается, лидер России прояснит свои намерения относительно Украины и отношений с Западом на ближайшую перспективу.

Автор: Марія Гелюх
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!