Мировой спрос на металлы: МВФ о необходимости инвестиций в добывающую промышленность

Мировой спрос на металлы: МВФ о необходимости инвестиций в добывающую промышленность

Діденко Сергій
Автор
Діденко Сергій
UA.NEWS
Поделиться:

Факторы на уровне фирмы, рынка и страны могут оказывать влияние на производство металлов в условиях реализации сценария с нулевым показателем.

Об этом сообщают в МВФ. Переход на чистую энергию, необходимый для предотвращения наихудших последствий изменения климата, может вызвать в ближайшие десятилетия беспрецедентный спрос на металлы, который потребует до 3 миллиардов тонн. Такой уровень спроса на металлы в связи с переходной экономикой может превысить текущее мировое предложение, отмечают аналитики.

Типичный аккумуляторный блок электромобиля, например, требует около 8 кг (18 фунтов) лития, 35 кг никеля, 20 кг марганца и 14 кг кобальта, в то время как для зарядных станций требуется значительное количество меди.

Для «зеленой» энергии солнечные панели используют большое количество меди, кремния, серебра и цинка, а для ветряных турбин требуется железная руда, медь и алюминий.

Учитывая факторы роста спроса на металлы, МВФ отмечают необходимость увеличения инвестиций в добывающую промышленность. Об факторах и путях инвестиционных решений в будущем, с учетом «зеленого курса» и рекомендаций МВФ, ниже в наших материалах.

Наращивание инвестиций и операций в горнодобывающей промышленности – сложная задача

Такие потребности могут вызвать увеличение спроса и цен на металлы на многие годы. Об этом отмечали в недавней публикации, основанной на исследовании для октябрьского обзора «Перспективы развития мировой экономики» и новом документе сотрудников МВФ. 

Цены на металлы уже значительно выросли по  мере восстановления экономики, что подчеркивает острую необходимость анализа того, что может сдерживать производство и задерживать ответные меры со стороны предложения. В частности, аналитики МВФ оценивают, достаточно ли месторождений полезных ископаемых и металлов для удовлетворения потребностей в низкоуглеродных технологиях, и как лучше всего устранить факторы, которые могут ограничить инвестиции в горнодобывающую промышленность и поставки металлов.

Ограничения предложения

Согласно Дорожной карте Международного энергетического агентства «Нетто-ноль к 2050 году» доля возобновляемой энергии вырастет с нынешних уровней примерно с 10 до 60%  за счет солнечной, ветровой и гидроэнергетики. Ископаемое топливо сократится с почти 80% до примерно 20%.

Замена ископаемого топлива низкоуглеродными технологиями потребует восьмикратного увеличения инвестиций в возобновляемые источники энергии и вызовет значительный рост спроса на металлы. Однако разработка рудников — это процесс, который занимает очень много времени — часто десятилетие и более — и создает различные проблемы как на уровне компании, так и на уровне страны.

Первый вопрос заключается в том, насколько далеко расширяется текущее производство металлов и могут ли существующие запасы обеспечить переход к энергетике. С учетом прогнозируемого увеличения потребления металлов до 2050 года при сценарии чистого нуля текущие темпы производства графита, кобальта, ванадия и никеля кажутся недостаточными, показывая разрыв более чем на две трети по сравнению со спросом. Текущие поставки меди, лития и платины также недостаточны для удовлетворения будущих потребностей, поскольку разрыв между спросом составляет 30-40%.

Рисунок 1 — Металлы при нулевом сценарии

Источник: МВФ.

Аналитики МВФ также изучили возможность увеличения добычи на основе текущих запасов металла. Для некоторых полезных ископаемых существующие запасы позволят увеличить добычу за счет увеличения инвестиций в добычу, например, для графита и ванадия. Для других полезных ископаемых текущие запасы могут стать ограничением для будущего спроса, особенно на литий и свинец, но также на цинк, серебро и кремний.

Однако важно то, что запасы и производство металла не статичны. Фирмы могут увеличивать запасы за счет инноваций в технологии добычи, и дальнейшие усилия по разведке могут привести к увеличению будущих поставок металлов для удовлетворения будущих потребностей.

Кроме того, переработка металлов также может увеличить поставки. Повторное использование металлолома происходит в больших масштабах только для меди и никеля, но сейчас оно увеличивается в отношении некоторых более редких материалов, таких как литий и кобальт.

Одним из осложняющих факторов является то, что некоторые важные запасы, как правило, очень сконцентрированы. Это означает, что несколько производителей непропорционально выиграют от растущего спроса. И наоборот, это обнажает риски перехода на энергоносители из-за узких мест в поставках, если инвестиции в производственные мощности не удовлетворяют спрос, или в случае потенциального геополитического риска внутри стран-производителей или между странами-производителями.

 

Рисунок 2 — Крупнейшие производители металла

Источник: МВФ.

Например, на Демократическую Республику Конго приходится около 70% добычи кобальта и половина запасов. Роль настолько доминирующая, что переход в энергетику может стать более трудным, если страна не сможет расширить добычу полезных ископаемых.

Аналогичные риски присущи Китаю, Чили и Южной Африке, которые являются ведущими производителями некоторых металлов, наиболее важных для энергетического перехода. Сбои в работе их институтов, нормативных актов или политики могут затруднить рост предложения.

Проблемы с финансированием

Связанная с этим проблема — недостаточное финансирование инвестиций в металлургическую и горнодобывающую промышленность из-за растущего внимания инвесторов к экологическим, социальным и корпоративным соображениям, или ESG. Горнодобывающая промышленность оказывает воздействие на окружающую среду и способствует глобальному потеплению, хотя и представляет собой лишь небольшую часть производства угля и газа, как указано в отчете Всемирного банка о минералоемкости при переходе к энергетическому переходу.

Ограниченный доступ к финансированию для фирм с более низким рейтингом может ограничить производство, добавив еще одно потенциальное узкое место в цепочке поставок. В ответ горняки пытаются уменьшить свой углеродный след. Анализ S&P Global показывает, что средний балл ESG для S&P Global 1200, индекса, представляющего около 70% капитализации мирового фондового рынка, составил 62 из 100, в то время как показатели металлургического и горнодобывающего секторов выросли с 39 в 2018 году до 52 в 2020 году. Это может указывать на то, что горнодобывающие компании догоняют другие сектора, чтобы стать более привлекательными для глобальных инвесторов, стремящихся создать более ответственные портфели.

Стремление к более высоким экологическим показателям может помочь открыть больше зеленого финансирования для горнодобывающих компаний. Это подтверждается анализом МВФ фирм S&P 1200, свидетельствующий, что горнодобывающие компании, которые повысили свои рейтинги ESG с 2018 по 2020 год, также увидели рост заемного и долевого финансирования. В более общем плане усилиям по открытию большего объема зеленого финансирования также способствуют глобальные усилия, в том числе, в рамках Инициативы Всемирного банка по разработке полезных ископаемых, не влияющей на климат, и поддержки МВФ экологизации восстановления и содействия зеленому финансированию.

В итоге отметим, миру нужно больше низкоуглеродных энергетических технологий, чтобы температура не повышалась более чем на 1,5 градуса по Цельсию, и этот переход может вызвать беспрецедентный спрос на металлы. Хотя месторождений в целом достаточно, необходимое наращивание инвестиций и операций в горнодобывающей промышленности может оказаться сложной задачей для некоторых металлов и может быть сорвано из-за рыночных или страновых рисков.

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!