Наталья Варицева, МПС LEO: о перспективах Закона о платежных услугах и важности рыночного регулирования интерчейдж

Наталья Варицева, МПС LEO: о перспективах Закона о платежных услугах и важности рыночного регулирования интерчейдж

UA.NEWS
Автор
UA.NEWS
UA.NEWS
Поделиться:

За последний месяц одной из обсуждаемых тем украинского финсектора был размер комиссии для торговцев за эквайринг и размер межбанковских комиссий (т.н. интерчейдж). Ритейлеры хотят снизить его, банки и небанковские финучреждения выступают за рыночное, а не административное регулирование. Об этом, а также о перспективах нового закона о платежных услугах мы спросили ведущего юриста финансовой компании «Леогейминг Пей» Наталью Варицеву: их международная система LEO входит в топ-5 лидеров рынка денежных переводов страны.

Закон «О платежных услугах» был принят в первом чтении, и он однозначно изменит платежный рынок. Насколько сильно он повлияет на небанковские финансовые учреждения, коей является финансовая компания «Леогейминг Пей»?

Наталья Варицева: Для небанков даный закон серьезно увеличит спектр оказываемых услуг. На замену нынешней одной услуге по переводу денежных средств законопроект позволит предоставлять 9 платежных услуг — 7 финансовых и 2 нефинансовые. Сказать, что это важно и перспективно для нас – это почти ничего не сказать.

После его принятия мы сможем открывать платежные счета, выпускать платежные карты и электронные деньги, оказывать услуги эквайринга, что сейчас могут осуществлять только банки.

Наталья Варицева,
юрист финансовой компании «Леогейминг Пей»
«Украина – один из лидеров по токенизации карт в мире и транзакциям по ним. Жители больших городов вообще редко достают карту из кошелька, потому что смартфоном можно оплатить даже в ларьке. Объем безналичной экономики вырос на 5,5% за год, онлайн-платежи на фоне пандемии взлетели на 45%. Выгоду от всего этого получили и ритейлеры, но это не мешает им лоббировать снижение интерчейджа»

Единственное, что для меня осталось не понятным из данного законопроекта, так это роль платежных систем после его принятия. Закон содержит нормы о том, что участие финансовой компании в платежной системе не будет обязательной. Процесс обработки транзакций завязан на её регистрации в платежной системе, участником которой является та или иная финкомпания.

Это, естественно, никакой не тупик. Регулятор разъяснит все эти вопросы в своих подзаконных актах, чего мы очень ждём.

Новый закон может снизить комиссию за интерчейдж, о чем уже месяц спорит украинское медиа-пространство. Правильное ли это решение для Украины, которая быстро развивает свою cashless-инфраструктуру именно благодаря высокой комиссии за обработку карточных платежей?

Наталья Варицева: В данном вопросе я на стороне регулятора, как и все представители банков и небанковских финучреждений. У нас нет необходимости сейчас (да и вообще) нормативно регулировать данный вопрос. В ЕС его урегулировали, да – и что это дало? Данный опыт привел к негативным последствиям, а именно уменьшению количества безналичных расчетов.

Украина – один из лидеров по токенизации карт в мире и транзакциям по ним. Жители больших городов вообще редко достают карту из кошелька, потому что смартфоном можно оплатить даже в ларьке. Объем безналичной экономики вырос на 5,5% за год, онлайн-платежи на фоне пандемии взлетели на 45%. Выгоду от всего этого получили и ритейлеры, но это не мешает им лоббировать снижение интерчейджа. Их можно понять, безусловно, но это не самая дальновидная стратегия.

Наталья Варицева,
юрист финансовой компании «Леогейминг Пей»
«Сейчас «мала платіжна установа» напоминает «пробную версию» стандартной лицензии: малые финтех-проекты могут быстро запуститься, стать малым участником рынка. Если видно, что проект «взлетает», то лимиты будут превышены довольно быстро, а у такой компании есть 6 месяцев на получение стандартной лицензии со всеми вытекающими»

А буквально сегодня Ощадбанк, Приватбанк и Райффайзен Банк Аваль озвучили общую позицию по поэтапному снижению интерчейнджа с 1,2% в июле 2021 года до 0,9% в июле 2023 года и рядом предложений по стимуляции эквайринга со стороны правительства. Очень компромиссный вариант.

В законе о платежных услугах есть понятие «мала платіжна установа». Что конкретно оно значит на практике?

Наталья Варицева: Да, законопроектом предусмотрено такое понятие, однако это не что-то кардинально новое.  Так называемая «мала платіжна установа» – это та же финансовая компания, но с ограниченным пулом возможностей, и лимитами по проведению операций. Взамен таких лимитов снижаются минимальные условия по капиталу и упрощается процедура регистрации и деятельности в сферах переводов, обмена валют и других валютных операций. Это почти полностью дублирует возможности PSD1 и частично PSD2 (первая и вторая платежные директивы ЕС – прим. ред.), адаптируя их к украинским реалиям.

Однако пока в законе не прописаны «правила игры» для малых платежных учреждений. Т.е., мы знаем, что у них не будет права эмиссии платежных инструментов и работы с электронными деньгами, но при этом они будут включены в Реестр платежной инфраструктуры. Но это почти всё.

Сейчас «мала платіжна установа» напоминает «пробную версию» стандартной лицензии: малые финтех-проекты могут быстро запуститься, стать малым участником рынка. Если видно, что проект «взлетает», то лимиты будут превышены довольно быстро, а у такой компании есть 6 месяцев на получение стандартной лицензии со всеми вытекающими. В принципе, довольно либеральный подход, который может оправдать себя.

Автор: UA.NEWS
загрузка...
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!