От борьбы с белым супрематизмом до маразма - один шаг

От борьбы с белым супрематизмом до маразма - один шаг

Tregubov Victor
Автор
Tregubov Victor
UA.NEWS
Поделиться:

Привет, это Викт и это лонгрид. Потому что не выдержала душа поэта и не могу я пройти мимо такого яркого примера. Хочу пояснить вам на этом ярком примере, почему я, мягко говоря, не сторонник так называемой «политики идентичности».

И для этого придется немного поговорить про Гавайи. Не удивляйтесь.

Итак, недавно надежда социалистического крыла Демократической партии США Александрия Окасио-Кортес посетила Национальную коллекцию статуй в Капитолии. Это такая галерея, где стоит по одной-две статуи от каждого штата. Вроде «самого уважаемого человека из наших краев».

И возмутилась наличию там статуи от Гавайев, изображавшей миссионера отца Дамиена де Вестера. Мол, вот смотрите. Статуя стоит от Гавайев, а изображает белого мужчину, а не, например, последнюю королеву Гавайев Лилиуокалани. Какие еще доказательства белого превосходства вам нужны?

Фото: статуя отца Дамиена в американском Капитолии.

Против нее поднялась волна. Отец Дамиен прибыл на Гавайи, чтобы спасать больных проказой в местной колонии. Спас многих, заразился сам, и умер в муках. А через сто с лишним лет был канонизирован Католической церковью. Мол, стыдно как-то выбирать такой пример.

Но меня отдельно поразило, что когда я пересказал эту историю у себя, у меня произошел просто парад комментаторов, которые поддержали Окасио-Кортес. И озвучили такой частокол из собственных предубеждений, что, собственно, биографию отца Дамиена можно написать, просто из опровержения этих предубеждений. Что я сейчас и хочу сделать. Будет интересно.

«Ааа, белый прибыл в колонию! Так он, наверняка, колонист! Агент гибридной войны! Готовил землю под колонизацию белыми!»

В 1864-м году 24-летний католический священник из Бельгии Дамиен де Вестер прибыл в Гавайи по поручению Римской курии. Действительно, в тот момент Королевство Гавайи переживало давление белых колонизаторов… вот только американцев. Дамиен де Вестер изначально был по другую сторону этого противостояния: по гавайскую.

«Но он же прибыл в колонию»

Колония на острове Молокай была не европейской или американской колонией, а колонией-карантином, основанной в 1865 году королем Гаваев Камеамеа Пятым. Из-за эпидемии проказы туда просто ссылали всех зараженных. Через несколько лет колония превратилась в филиал ада. Именно в таких условиях туда согласился отправиться 33-летний отец Дамиен. Отправил его туда местный епископ по согласованию с Королевским министерством здравоохранения в 1873 году.

Фото: статуя короля Камеамеа в Капитолии.

«Небось, белые же туда проказу и завезли!»

Условные «белые», действительно, завезли на Гавайи множество болезней, от которых вымерла значительная доля местного населения — и это грустный факт. Но не в этой истории. Во-первых, вспышки проказы на островах Тихого Океана фиксировались и ранее. Во-вторых, конкретно эту вспышку привезли с собой китайские иммигранты.

«Так, может, он все же действовал в интересах белых?»

Отец Дамиен полностью перестроил жизнь колонии: из адового и полного преступности места, куда ссылали людей просто умирать в муках, он превратил ее в большой госпиталь. При этом, за вычетом короткого периода, когда после смерти от проказы бывшего суперинтенданта колонии он служил его врио, он был там лишь в статусе местного священника. Но он умел организовать людей — и организовал их делать фермы, строить дороги, помогать другим. Сам переодевал больных, сам рыл могилы для умерших, сам писал письма и пробивал волонтерскую помощь из Европы и Великобритании. Он прожил на острове 11 лет, прежде чем обнаружил, что сам подхватил проказу. Когда из-за болезни он не смог работать, он призвал из Европы нескольких католиков-волонтеров, которые под его руководством занялись строительством в колонии, включая постройку приюта для сирот. Фактически потеряв от болезни руку и ногу, он умер в тяжелых мучениях в 1889 году. Ему было 49 лет. На последних прижизненных фото он выглядит примерно на семьдесят.

Фото: отец Дамиен незадолго до конца земного пути (напомню, ему здесь 49 лет).

«Ха! Так мы же помним, что Гавайи в итоге колонизировали американцы…»

Совершенно верно. Это, действительно, была грубая аннексия. Но состоялась она через четыре года после смерти отца Дамиена — в 1893 году. И американцы действительно крайне хреново повели себя с гавайцами, в том числе с прокаженными, уничтожив аналогичную колонию на острове Кауаи. Вот только, как я уже говорил, если рассматривать историю Гавайев как противостояние колонизации — отец Дамиен, безусловно, отдал жизнь делу коренных гавайцев. Буквально.

«Вероятно, у гавайцев есть другие герои, та же Лилиуокалани…»

Лилиуокалани, еще будучи не королевой, а принцессой, как-то привезла отцу Дамиену награду — Орден Калакауа I (Калакауа Первый — это, собственно, ее отец, который эту награду отцу Дамиану и определил). Должна была еще двинуть речь, но не смогла — ее просто разорвало стрессом от одного вида несчастных, спасению которых отец Дамиен посвятил себя. Перед смертью отца Дамиена король посетил его лично.

Впоследствии отец Дамиен был канонизирован Католической Церковью. Он был и остается одним из самых почитаемых святых на Гавайях, день его смерти (15 апреля) до сих пор отмечается ежегодно.

«Но почему именно его статуя стоит в Капитолии?»

Потому что так решили гавайцы. Статуи в Капитолии устанавливает не центральная власть — их дарит соответствующий штат.

«А разве не лучше было представить кого-то из собственно гавайцев?»

А его и представили. В 1969 году Гавайи прислали в Вашингтон две статуи. Отца Дамиена и первого короля Гавайского Королевства Камамеа Первого. Обе стоят в Капитолии. По иронии, статуя Камамеа — реалистичный и пафосный мужик в плаще с позолотой. Статуя отца Дамиена — почти абстракция, смешной прямоугольный мужичок в сплошном плаще. Но она намного больше напоминает, собственно, искусство аборигенов.

Так вот, для тех, кто все это осилил. За что я так не люблю «политику идентичности»?

А вы заметили, что все эти вопросы выше — следствие расистских предубеждений?

Именно расистских. Не в значении «ненависти к какой-то расе», а в значении «предубеждение к какой-то расе». Не зная биографии человека, комментаторы заведомо определили ее, исходя из его цвета кожи и места рождения. Определили неправильно. Фактически, спроецировали на него собственные предрассудки. Раз белый и европеец — должен быть угнетателем, должен быть поработителем, должен быть ненавидим местными, и уж в любом случае не имеет права представлять местных как национальный герой. А местные, соответственно, должны чувствовать себя угнетенными им да униженными.

Но так получилось, что местные забыли спросить.

Отдельная ирония в том, что если смотреть с точки зрения гордого коренного гавайца, это Окасио-Кортес, конгрессвумен от США — представитель оккупантов и поработителей. А отец Дамиен — как раз наоборот. И пытаясь решить за гавайцев, кто должен быть их героем (не попытавшись даже разобраться в их истории), именно она ведет себя, как обычный колонизатор, глупый и наглый.

И получается так. Жил человек. И человек отдал всю свою жизнь до остатка для того, чтобы спасать людей с другим цветом кожи на далеком-далеком острове на противоположном конце земного шара. Очень сложно найти в истории личность, настолько далекую от расизма, насколько от него был далек отец Дамиен. Даже в современной — а на дворе стоял 19-й век.

Но почтение к нему потомков тех, кого он спасал, оценивается как расистский перекос. Потому что у него цвет кожи не тот, да и пол подкачал.

Политика идентичности множит на нуль все твое личное усилие, все твое самопожертвование, даже если оно приняло героические, выдающиеся масштабы, все то, что ты делал, и даже все то уважение, которое ты завоевал у народа, ради которого жил и сражался, равно как и мнение самого этого народа. Для нее важны лишь твои врожденные свойства.

Как, собственно, для любого расизма.

Матеріал опубліковано мовою оригіналу. Джерело: Facebook.

Автор: Tregubov Victor
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!