Отказ Ирана от «ядерной сделки», вернул ситуацию до 2015 года, но есть и отличия

Отказ Ирана от «ядерной сделки», вернул ситуацию до 2015 года, но есть и отличия

Валерий Савицкий
Автор
Валерий Савицкий
UA.NEWS
Поделиться:

Иран ограничил своё участие в Соглашении об отказе от ядерной программы из-за выхода из нее США, а также по причине кризиса доверия к западным партнёрам.

Об этом в эксклюзивном комментарии интернет-изданию UA.News рассказал эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока Украинского института будущего Илия Куса.

Аналитик напомнил, что Иран не вышел из Договора полностью, а только снял с себя большую часть ограничений, касающихся обогащения урана. В качестве доказательства он привел слова министра иностранных дел Ирана Мохаммада Зарифа о том, что Тегеран не выходит из «ядерной сделки» полностью, остается верен Договору, но снимает с себя обязательства, поскольку имеет претензии к Европе из-за её бездеятельности в деле обхода санкций США. Кроме того, у иранцев есть претензии к США, поскольку страна в одностороннем порядке вышла из Договора и усиливает санкции.

Сегодняшнюю ситуацию эксперт считает возвратом к ситуации до 2015 года, при которой существует риск получения Ираном ядерного оружия, а международное сообщество снова оказалось перед дилеммой «Что делать?».

При этом актуальная ситуация, по мнению аналитика, имеет два ключевых отличия от предыдущего периода.

Илия Куса
эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока
«Ответа на вопрос «Что делать?», кроме ядерной сделки, никто не дал. И в этом главная проблема, например, американской внешней политики. Отличие ситуации до 2015 года и сейчас, в том, что сегодня Запад уже не настолько монолитен. Европа считает, что Договор все еще действует, его нужно сохранять, что ему нет альтернативы, и она не поддерживает американские санкции против Ирана. Схожую позицию занимают Россия и Китай, которые вместе с ЕС пытаются противостоять Вашингтону. В то же время, США продолжают давить и не намерены уступать, поскольку убеждены, что только силовые методы могут решить иранскую проблему»

И вторым отличием актуальной ситуации от предыдущей, Илия Куса связал с тем, что ныне действующие против Ирана санкции, носят не международный характер.

«До 2015 года против Тегерана были введены санкции под мандатом Совета Безопасности ООН. В 2015-м году они были отменены, а сегодня это односторонние санкции США, что даёт иранцам поле для маневра. Например, в начале 2019 года, ЕС, Россия и Китай создавали финансовый механизм Impex, который позволяет Тегерану проводить ограниченные финансовые транзакции в обход американских санкций. Но это не дало ощутимого результата, а возникшая ситуация грозит дестабилизацией и возобновлением ядерной гонки на Ближнем Востоке, которая существовала до 2015 года. На этой проблеме будет завязана вся будущая архитектура безопасности на Ближнем Востоке и ответа на вопрос «Что делать?», пока ни у кого нет»
— Илия Куса,
эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока

Эксперт также не исключил вероятности подписания нового ядерного соглашения. При этом он полагает, что все зависит исключительно от желания Ирана заключить такой документ с западными партнёрами.

«Проблема не в том, что новый Договор невозможно подписать, а в том, что Тегеран не хочет этого делать под давлением. Главная причина нынешнего противостояния между Ираном и США заключается в том, что в 2018-м году Дональд Трамп в одностороннем порядке вышел из «ядерной сделки» и таким образом «кинул» иранцев. В этом Договоре были зафиксированы определённые гарантии для Ирана, и все стороны согласились его выполнять. Но после смены власти в США, новая администрация в Вашингтоне устроила демарш. И Тегеран не уверен, что американцы не сделают то же самое с новым Договором»
— Илия Куса,
эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока

И вторым фактором, от которого зависит отказ Ирана производить ядерное оружие, Илия Куса считает мощный кризис доверия.

«Иран считает, что ядерное оружие – это единственный способ, во-первых, сдерживать врагов от каких-либо агрессивных действий по отношению к иранскому режиму, а во-вторых, сдерживать других конкурентов при помощи ядерного оружия, которое применять на практике никто, конечно, не собирается. Иранские лидеры в своих заявлениях часто приводят примеры Ирака и Ливии, которые когда-то добровольно отказались от собственных ядерных программ под давлением Запада. Но позже Саддам Хусейн был повешен, а Муаммар Каддафи убит. В прошлом году я даже встречал пару публикаций в иранских СМИ, где приводился и пример Украины. В 1994-м году страна добровольно отказалась от ядерного оружия, ей гарантировали территориальную неприкосновенность, но Россия всё равно напала не неё и частично оккупировала. То есть, проблема в том, что иранцев никто не может убедить в выполнении задекларированных гарантий. Они побаиваются, что если добровольно откажутся от ядерного оружия, это сделает их уязвимыми и, например, те же США могут осуществить вторжение в страну, спровоцировать восстание либо переворот, и так далее. Поэтому подписать новый договор можно, но вопрос в том, будут ли стороны доверять друг другу и выполнять его на практике. Чем больше в мире вот таких примеров – Ливия, Ирак, Северная Корея – тем больше Иран убеждается, что лучше пусть уже в ущерб своей экономики, но будет ядерное оружие, и от нас отстанут»
— Илия Куса,
эксперт по вопросам международной политики и Ближнего Востока

Совместный всеобъемлющий план действий (СВПД) – ядерное соглашение, подписанное в Вене 14 июля 2015 года между Ираном, группой 5+1 (пятью постоянными членами Совета Безопасности ООН: США, Россией, Китаем, Францией, Великобританией и Германией), а также Европейским союзом.

Соглашение вмещает перечень мероприятий, которые запрещают Ирану производить собственное ядерное оружие, и в то же время позволяют обогащать ядерное топливо для использования исключительно в мирных целях. В частности, документ предусматривает доступ МАГАТЭ ко всем ядерным объектам в стране сроком на 20 лет, что позволит организации проследить за тем, чтобы иранская ядерная программа носила исключительно мирный характер.

8 мая 2018 года президент США Дональд Трамп подписал меморандум о выходе США из Совместного всеобъемлющего плана действий. Также он пообещал восстановить санкции в виде запрета импорта иранской нефти для всех стран мира.

В ответ европейские дипломаты сообщили, что альтернативы ядерной сделки с Ираном, не существует и что Брюссель продолжит сотрудничество с Тегераном и выполнение соглашения.

Госсекретарь США Майк Помпео заявил, что решение Трампа о выходе из ядерной сделки не было нацелено против ЕС. Он также подчеркнул, что Вашингтон ведет работу над заключением новой «ядерной сделки» с Тегераном.

5 ноября 2018 года США возобновили все санкции против Ирана, но разрешили восьми странам продолжать закупки иранской нефти.

4 мая 2019 года Госдепартамент США не исключил введения новых санкций против страны. Меры являются реакцией на расширение территории иранской атомной электростанции «Бушер», которая входила в список объектов мониторинга ядерной сделки.

В июне 2019 года президент Ирана Хассан Рухани заявил, что страна намерена продолжать сворачивание выполнения своих обязательств по ядерной сделке, если другие подписавшие стороны не покажут «позитивные сигналы».

В начале сентября власти Ирана запустили центрифуги для интенсивного обогащения урана. При этом режим допуска сотрудников МАГАТЭ к ядерным объектам не изменился.

Великобритания, Франция и Германия предупредили Тегеран, что в случае дальнейшего нарушения ядерного соглашения, страны ЕС выйдут из соглашения.

загрузка...
Фото: Getty Images
Поделиться:
Loading...

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!