Радикальная ревитализация. Можно ли давать новую жизнь ртутному заводу?

Радикальная ревитализация. Можно ли давать новую жизнь ртутному заводу?

UA.NEWS
Автор
UA.NEWS
UA.NEWS
Поделиться:

Джентрификация и ревитализация — модные термины из словарика современного урбаниста. Их часто можно увидеть в фейсбуке или услышать на лекциях о развитии города. Эти термины описывают довольно сложные процессы — превращение старых промзон в точки притяжения молодежи, перенос активности из центра города, замещение бедного населения богатым, а также экономические и социальные эффекты этих явлений. Ведь урбанистика — это не только перекладывание плитки.

Ревитализация по-киевски

На Западе — в США и Европе — ревитализация промышленных территорий началась во второй половине XX века, когда производство стало выгодно переводить в страны третьего мира — там труд работников обходился дешевле. В Украине совершенно другая история. Резкий упадок промышленности наступил в начале 1990-х годов — из-за развала Советского Союза производственные цепочки между предприятиями в разных республиках нарушились. Изменилась структура экономики, появились границы, новые потребности государства и населения.

Фото: Лев Шевченко

Часть опустевших заводов в течение долгих лет была заброшена, другие заняли мелкие предприниматели — авторемонтные станции, склады, небольшие частные сервисы. Некоторые заводы за последние десять лет пошли под снос — на их месте оказалось выгоднее строить жилье. Новые кварталы появились на месте некогда опасных производств и учреждений: резинового завода, института ядерных исследований.

Другие заводы превратились в офисы. Сотни небольших контор располагаются на территории канувших в небытие киевских производств-гигантов: радиозавода, завода «Промсвязь» на Петровке, кластера заводов «Радикал» и «Химволокно» на левом берегу. Более того — «Радикал», невзирая на экологическую опасность, стал самым популярным общественным пространством левобережья. В XXI веке здесь открылись торговый центр «Дарынок» и креативный кластер «Арт-завод Платформа», ежегодно принимающие масштабные мероприятия и концерты.

Об истории «Радикала»

Советские правители, с чьего позволения на левобережной окраине Киева в 1954 году открылся крупнейший завод химреагентов, не подумали, что всего через десяток лет рядом с заводом начнется масштабное жилищное строительство. В Советском Союзе о таких вещах не принято было думать и говорить.

«Радикал» производил целое созвездие химреактивов: хлор, бертолетовую соль, каустическую соду, каучук, серную и соляную кислоты, поролон, ДДТ. Продукция завода шла как в другие республики СССР, так и на экспорт. До 1996 года завод был монополистом по производству этих реактивов в Украине.

По упомянутым уже причинам — из-за краха Союза и разрушения производственных цепочек — в 1996 году работа завода была остановлена. По имеющейся информации, городская администрация в 1998 решила не отключать территорию «Радикала» от электроснабжения и канализации, чтобы избежать «неконтролируемого развития событий».

Фото: Лев Шевченко

В 2000 году, по информации КГГА, на «Радикале» впервые проводились работы по демеркуризации: сбор и слив ртути, ртутесодержащих шламов из электролизеров. Всего с 2001 по 2006 гг. с «Радикала» вывезли 54 источника ионизирующего излучения, более 230 тонн ртути, демеркуризировано оборудование и строительные конструкции. Как утверждал в начале 2000-х тогдашний министр экологии, в 2001 году в технологических емкостях и трубопроводах «Радикала» сохранялось около 100 тонн ртути и 200 тонн концентрированной ртутной и соляной кислот. В целом на 60 гектарах завода находилось около 3000 тонн опасных веществ. Согласно данным МЧС тех лет, это в 30-50 раз превышало нормальные показатели.

К 2009 году ситуация с опасными веществами, в том числе ртутью, на «Радикале» немного улучшилась — соответствующие службы собрали и вывезли 120 тонн ртути, однако в грунте оставалось еще около 200 тонн этого вещества. Экологическая катастрофа не помешала городским властям передать часть территории «Радикала» (1,45 га) под застройку коммунальному предприятию «Житлоинвестбуд-УКБ». Два года спустя, в 2011-м, вектор «ревитализации» опасных заводов изменяется. Председатель КГГА Александр Попов сообщает о намерении создать на месте «Радикала» и еще двух проблемных заводов, «Радона» и «Запада», новую промышленную зону.  

Работы по очистке территории предприятия продолжались — в 2012 году было уничтожено 4,4 тонны хлоросодержащих пестицидов, разрабатывались меры по транспортировке и уничтожению реактивов.

Фото: Лев Шевченко

Проблема демеркуризации «Радикала», по утверждению КГГА, заключается в том, что единственное предприятие в Украине, которое может перерабатывать ртуть, ООО «Микитртуть», оказалось на оккупированной территории на востоке. Кроме того, запланированные в 2013-2017 гг. 134 млн грн на демеркуризацию из госбюджета не выделялись. В 2013-2014 за средства города удалось утилизировать 292,84 тонны хлорорганических и неидентифицированных соединений. В 2015-2016 годах демеркуризация не проводилась, в 2017-м на ее проведение, запланированное до конца года, выделено 4,5 млн грн. Государственная служба ЧС в течение 2017-2021 годов намерена потратить на санацию и демонтаж конструкций «Радикала» 402 млн грн. Основными источниками загрязнения на «Радикале» остаются цех электролиза, склад солерастворителя и шламонакопители.

При этом с 2002 года на территории «Радикала», примыкающей к станции метро «Лесная», располагается крытый рынок «Дарынок», в котором на данный момент работают 3500 магазинов и в несколько раз больше человек персонала.

Арт-завод

Парадокс — при Попове киевляне возмущались перспективой строительства на территории «Радикала» жилья. А открытый в 2014 году на месте соседнего Дарницкого шелкового комбината «Арт-завод Платформа» моментально стал популярным местом отдыха среди горожан. За три года мероприятия «Платформы» посетили два миллиона человек. Ежемесячно на заводе проводится фестиваль Ulichnaya Eda, на котором десятки тысяч человек (точнее, 250 000 за сезон) добровольно отдыхают, едят и веселятся под порывами ртутных испарений. Ulichnaya Eda называет себя одной из причин ревитализации Дарницкого шелкового комбината, соседствующего с «Радикалом».

Посетители фестиваля уличной еды, возможно, и не успевают почувствовать влияние ртутного загрязнения, но работницам и работникам «Дарынка» приходится несладко. Сотрудники рынка рассказали Ua.News о своих недомоганиях, связанных, скорее всего, с расположением торгового центра:

«Каждую неделю стабильно болит голова. Не знаешь, куда деться на работе, еще и жарко очень. В этом году двух женщин на рынке уже похоронили. Кто его знает, может и правду говорят про завод»

«Голова иногда кружится, кожу печет. Но что делать, работаю здесь. На Троещине стоять не лучше, а в Бердичеве вообще работы нет»

Опасения сотрудниц «Радикала» подтверждает эколог Владимир Борейко:

«Завод действовал с конца 1940-х годов, производя ртуть для военных подводных лодок. Там накопились сотни тонн ртути. Весь «Радикал» покрыт ржавчиной — окислами ртути. Это вещество относится к первому классу опасности, поэтому проведение каких-либо мероприятий на этой территории, аренда, по сути, являются незаконными. Это место экологической катастрофы. Все, что находится рядом, тоже попадает под воздействие ртути, потому что ртуть — это очень легко переносимый в атмосфере элемент. Исследования подземных вод, проводившиеся пять-семь лет назад, показали, что их загрязнение превышает норму в десять раз. Воды движутся в сторону Днепра. Власть не предпринимает никаких реальных действий, что является преступным»

По словам Борейко, точная оценка объемов ртутного загрязнения на «Радикале» не проводилась, что противоречит информации, предоставленной городской администрацией. Помимо выделенных на демеркуризацию 4,5 млн грн, по словам замглавы КГГА Петра Пантелеева, город уже разрабатывает технико-экономическое обоснование демеркуризации «Радикала», однако у Киева на это может не хватить денег — требуется участие государства.

Лабораторные исследования воздуха, проведенные 29 июня этого года на территории «Радикала» показали, что в разных точках концентрация ртути в пробах воздуха значительно превышает максимально разовую гранично допустимую концентрацию.

Фото: Лев Шевченко

А «Платформа», тем временем, намерена расширяться. Не так давно на заброшенных корпусах и цехах Дарницкого шелкового комбината и «Радикала», расположенных в глубине промзоны, появились цветные полосы — признаки ревитализации, которая вскоре подойдет на опасно близкое расстояние к ртутному загрязнению.

При этом создатель «Платформы», 60-летний израильтянин Офер Керцнер, преподносит арт-завод на территории некогда опасных предприятий, как манну небесную, свалившуюся на головы киевлян. Ни одним словом не упоминая о фатальном соседстве арт-завода с «Радикалом»:

«Когда мы взялись за завод, который до этого был закрыт на протяжении двадцати лет, было действительно сложно. Но я хотел сделать что-то выдающееся. Поэтому выбрал именно Левый берег — откровенно депрессивный район. … Сначала мы очистили территорию завода: вывезли около трехсот грузовиков мусора, поменяли 815 окон, вымыли здания внутри, постелили асфальт, озеленили территорию. Сделали центральную улицу, вроде Крещатика, только на Левом берегу. Мы хотели создать pop-up центр города, альтернативный центр, где люди проводили бы время в выходные. Привлечь молодых людей, дать им направления для творчества и предоставить полную свободу — такова была наша цель. Каждый киевский таксист знает, где находится арт-завод, а 95% людей, которые приезжают к нам, ранее не были в этом районе»

Крах креативной экономики

Керцнер также умалчивает о том, что креативная экономика, двигателем которой в Киеве называют его детище, «Платформу», уже подверглась критике в Европе.

Идея креативного класса и креативной экономики как движущей силы развития современных городов принадлежит американскому экономисту Ричарду Флориде. Идея города, ориентированного на хипстеров — молодых людей творческих профессий, стартаперов — была сформулирована им в начале 2000-х годов. По мнению Флориды, создание мест притяжения хипстеров в виде кофеен, баров, тусовочных площадок, галерей, коворкингов, позволит перевести устаревшие индустриальные города на новые, «креативные» рельсы.

Опыт многих североамериканских и британских городов показал, что влияние этих идей на город оказалось негативным. Об этом Флорида сам рассказал в своей последней книге The New Urban Crisis («Новый кризис городов»). Мегаполисы, в которых сосредоточены «молодые творческие личности», превратились в закрытые элитные сообщества, не допускающие в свои пределы представителей других социальных групп. Этим же дословно восхищается Керцнер — его «Платформа» должна привлечь молодых творческих людей. Западные города познали результат такого «великого переселения хипстеров» — их кофейни и коворкинги начали вытеснять старые магазины и дешевое жилье, превращая районы для небогатого населения в блестящие хипстерские гетто.

Киеву с его постсоветскими условиями еще далеко до таких серьезных последствий, но в отдельных случаях джентрификация дает о себе знать и в украинской столице. Заводы, дававшие некогда работу десяткам тысяч людей, превращаются в развлекательные площадки для нового среднего класса или в жилые комплексы, по периметру обнесенные оградой. Вся сфера развлечения города ориентирована на людей со средним и высоким доходом, оставляя для бедных досуг в виде супермаркета АТБ и скамейки под подъездом.

Мировые примеры

В Европе ревитализация иногда принимает куда более серьезные формы, да и к санитарным нормам там относятся серьезнее — новые общественные пространства открываются на территории безопасных производств.

Один из наиболее известных примеров — лондонская галерея Тэйт Модерн, устроенная в бывшей электростанции Бэнксайд в 2000 году. Галерея располагается в турбинном зале электростанции. Нередко для общественных пространств и галерей используются мельница (BALTIC в Ньюкасле), портовые доки (Tate в Ливерпуле и Lowry Museum в Манчестере).

Фото: Time Out

В западных странах чаще всего ревитализируются предприятия легкой промышленности, либо относящиеся к транспортной или энергетической инфраструктуре. То есть такие производства и объекты, где загрязнение минимизировано. Положительные примеры есть и в Восточной Европе, в Польше и России — пивзаводы (торговый центр Stary Browar в Познани), текстильные фабрики (торговый центр Manufaktura в Лодзе, университет в Форссе в Финляндии, пространство «Ткачи» в Санкт-Петербурге), кондитерские фабрики («Красный Октябрь» в Москве).  

«Платформа» в вопросе ревитализации, увы, пошла по ложной тропе. Зарубежные предприниматели при поддержке столичных властей выбрали для «второго дыхания» самую опасную промзону города. И неизвестно, как это аукнется на здоровье киевлян через годы.

Антипод арт-завода — инновационный парк UNIT.City, расположенный на территории мотоциклетного завода на Лукьяновке, относительно экологически чистой площадке недалеко от центральной части города. Но в этом случае есть свои нюансы — «Платформа», если опустить экологический вопрос, оказалась успешным проектом, а вот судьба UNIT.City неизвестна — чем в итоге окажется очередной генератор стартапов, никто не знает.

Лев Шевченко

Автор: UA.NEWS
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!