Страна-агрессор на защите офшоров: оценка инициативы РФ через призму исследований МВФ

Страна-агрессор на защите офшоров: оценка инициативы РФ через призму исследований МВФ

Діденко Сергій
Автор
Діденко Сергій
UA.NEWS
Поделиться:

В прошлом году мировой ВВП достиг $ 87 трлн, говорится в исследовании МВФ. По сравнению с 1980 годом разница составляет $ 11 трлн. Показатели свидетельствуют о поразительном улучшении, хотя ВВП является лишь одним из многих показателей благосостояния.

Но, если посмотреть под другим углом зрения на эти цифры, учитывая темную сторону мировой экономики, увидим несколько другую картину: $ 7 трлн, а это фактически 8 процентов мирового ВВП, представляет собой объем частного капитала, скрываемого, по многим экспертным оценкам, в оффшорных финансовых центрах, и существенная часть которого, вероятно, происходит от незаконной деятельности, отмечают в МВФ.

Эксперты МВФ отмечают, что $ 1 трлн — прирост национального дохода, который возможно достичь путем сокращения на треть коррупции во всем мире. Речь идет о незаконно полученных доходах от взяточничества, поступления от регулятивного арбитража и прибыль от регистрации в некоторых налоговых юрисдикциях, которые, по мнению некоторых экспертов, приравнивается к уклонению от уплаты налогов.

Это потерянные деньги, которые можно было бы использовать для улучшения жизни людей. Но действующая власть страны-агрессора имеет противоположное мнение.

Инициативы по офшорам страны-агрессора

Министерство экономического развития страны-агрессора предлагает не раскрывать владельцев компаний из специальных административных районов (САР) в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ) для защиты от санкций. Соответствующий законопроект размещен на федеральном портале проектов нормативных правовых актов.

Стоит отметить, специальные административные районы (САР) созданы во Владивостоке на острове Русский и в Калининграде на острове Октябрьский. В этих административных районах введен особый режим валютного регулирования. В условиях особого режима разрешается беспрепятственно выводить на свои зарубежные счета средства, полученные от иностранных компаний.

Кроме того, резиденты освобождаются от налога на доходы, полученные в виде дивидендов.

«Что касается обществ, зарегистрированных в специальных административных районах и территориях опережающего развития (ТОР), законопроектом корректируется действующая система учета прав на доли в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью (ООО) в Едином государственном реестре юридических лиц (ЕГРЮЛ). Так, предлагается осуществлять учет прав на доли в списке участников ООО, ведения и хранения которого будет осуществляться регистраторами», — говорится в пояснительной записке к законопроекту.

В этих условиях, переход прав на долю в уставном капитале компании или возникновения и прекращения ограничений этих прав происходит с момента внесения соответствующей записи в список участников ООО.

Таким образом, с ЕГРЮЛ изымается информация, связанная с долями общества, с внесением вместо нее сведений регистратора, что позволит сохранить режим конфиденциальности по аналогии с текущим регулированием реестров владельцев ценных бумаг. А это, как отмечают разработчики законопроекта, «будет актуально» в ситуации растущего риска применения санкций в отношении российских юрлиц.

Оценка проблемы офшоров

До финансового кризиса 2008 года налоговые убежища обычно считали экзотическими интермедиями для мировой экономики. После финансовой катастрофы мир осознал два печальных факта: во-первых, это явление значительно шире и занимает более важное место в мировой экономике, чем считалось это раньше. Во-вторых, крупнейшие налоговые гавани образовании не там, где раньше считалось. Через офшоры органы государственного управления, по разным оценкам, в совокупности теряют $ 500-600 миллиардов долларов США в год, недополучая доходы от налогов на корпорации в результате использования законных и не совсем законных средств.

С этого утраченного дохода на долю стран с низкими доходами приходится примерно $ 200 млрд — их потеря в виде процента ВВП больше, чем в странах с развитой экономикой, и больше, чем те $ 150 млрд иностранной помощи на цели развития, которые они получают. Одни только американские компании, входящие в рейтинг топ-500 журнала Fortune, в 2017 году, по оценкам, держали в офшорах $ 2,6 триллиона, хотя незначительная часть этих средств после налоговой реформы США в 2018 году была репатриирована. Бенефициарными владельцами являются не только корпорации. По оценке экспертов, физические лица скрыли в офшорах — $ 8,7 триллиона.

Согласно более расширенной экспертной оценке, эта цифра находится на поразительно высоком уровне $ 36 триллиона. Оба, исходя из самых разных норм доходности, оценивают мировые потери индивидуального подоходного налога около $200 млрд в год, которые следует добавить к общему показателю для корпораций. Эти крайне неопределенные оценки серьезно расходятся из-за секретности финансовых операций и отрывочных официальных данных и из-за отсутствия общепринятого определения налогового убежища.

Разрушительное воздействие офшоров на экономику: криминал, коррупция, монополия

В обход правил, которые не нравятся, дельцы выводят активы через границы в другие места, оффшорные зоны. Эксперты МВФ утверждают, что вывод капиталов влияет далеко не только на налогообложение: они обеспечивают путь для избегания финансового регулирования, раскрытия информации, уголовной ответственности и другое.

Так как основными корпоративными пользователями налоговых убежищ есть большие финансовые организации и другие транснациональные корпорации, система создает условия невыгодными для небольших и средних предприятий, способствуя монополизации.

В состав убытков следует включить и политическую дестабилизацию, хотя этот показатель не поддается количественному измерению: главной проблемой является то, что налоговые убежища обеспечивают укрытие для незаконной деятельности представителей «верхов», которые их используют, за счет менее влиятельного большинства.

Налоговые гавани и офшоры становятся на защиту созданных систем, называя себя «нейтральными с точки зрения налогообложения» посредниками, которые способствуют бесперебойному движению международного финансирования и инвестиций. Но хотя преимущества для привлеченных частных игроков очевидны, для мира в целом это может оказаться не так.

Сейчас широко распространено экспертное мнение, которое заключается в том, что позволив свободное движение капитала через границы, кроме налоговых потерь, это создает существенные риски, в частности угрозы финансовой нестабильности в странах с формирующимся рынком. Как правило, чем богаче физическое лицо и чем масштабнее транснациональная корпорация — а некоторые имеют сотни оффшорных дочерних компаний, — тем глубже они укоренены в оффшорную систему и тем горячее будет ее защита со стороны этих лиц.

Влиятельные органы государственного управления также имеют свой интерес, ведь большинство приютов находятся в странах с развитой экономикой или на принадлежащих им территориях.

Индекс корпоративных налоговых убежищ компании Tax Justice Network ставит на первые три позиции Британские Виргинские Острова, Бермуды и Каймановы острова — все они являются Британскими заморскими территориями.

Индекс финансовой секретности Tax Justice Network, состоящий этой организацией, указывает на наиболее привлекательные для частного капитала страны — Швейцария, США и Каймановы острова.

В итоге, стоит отметить, оффшорный капитал обычно оставляет бедные страны убегая к богатым. Оффшорная система растет, когда одна юрисдикция создает новую налоговую лазейку или секретный механизм, который успешно привлекает мобильные деньги, другие следуют ей, или превосходят ее в «гонке уступок».

загрузка...
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!