Украина закупила 52 корабля, будут ли они воевать или стоять у причала? Оценка контрактов 2020-го

Украина закупила 52 корабля, будут ли они воевать или стоять у причала? Оценка контрактов 2020-го

Юрій Бутусов
Автор
Юрій Бутусов
UA.NEWS
Поделиться:

2020-й год стал в Украине годом ВМС – заключены контракты и меморандумы на закупку 5 корветов, 8 ракетных, 39 патрульных катеров и 1 берегового дивизиона противокорабельных ракет на рекордную сумму около 3,7 миллиарда долларов. Колоссальные цифры закупок озвучены — но цифры сколько будет стоить ввод в строй и эксплуатация — нет. А ведь это надо знать всем простым гражданам — кто до сих пор тратит свои деньги на закупку для военных машин, планшетов, беспилотников и боеприпасов, прицелов, сенсоров, пулеметных станков, и закрывает многие другие нужды войны, которые руководство Украины предпочитает не замечать. Зато как красиво фотографироваться в зарубежных столицах и подписывать под вспышки! На самом деле, создан огромный перекос в сторону военно-морского вооружения в ущерб другим родам войск, и особенно – действующей армии, которая остается на обочине мирового технического прогресса и не имеет многих обязательных сегодня систем вооружения. Это требует детального рассмотрения.

А теперь по порядку: В 2020-м году Украина заявила пять глобальных проектов по закупкам для ВМС. 1. США: контракты на закупку новых патрульных катеров Марк-6 (до 600 млн. долларов) и контракт на закупку б/у патрульных катеров типа Island; 2. Франция: контракт на закупку патрульных катеров FPB-98 Mk.1 (160 млн долларов) для Госпогранслужбы; 3. Турция: контракт на закупку корветов проекта ADA (до 1,3 млрд. долларов); 4. Великобритания – меморандум под кредит на закупку ракетных катеров и развитие инфраструктуры (до 1,6 млрд. долларов); 5. Украина – закупка дивизиона противокорабельных ракет Нептун (по оценочным и неофициальным данным дивизион на бронетягачах Татра плюс несколько десятков ракет обойдется бюджету около 75 млн. долларов).

К сожалению, анализ закупок показывает несоответствие реальным задачам в войне, не понимание сценариев применения флота в боевых действиях.

Итак, давайте рассмотрим А) что мы купили и что в этом хорошего и Б) в чем проблемы:

1. Американские катера Марк-6:

А) Согласно заявлению МИД Украины, контракт предусматривает закупку 16 однотипных катеров Марк-6 производства SAFE Boats International LLC, общей стоимостью до 600 миллионов долларов, постройка двух катеров уже началась. 6 катеров по программе безвозмездной помощи, а 10 – за счет бюджета Украины. Патрульные катера вооружены оптико-локационными станциями, 25 мм пушками и 12,7 мм пулеметами, они предназначены для действий в прибрежных водах с группой спецназа на борту, для досмотра судов, высадки десанта на моторных лодках и прямо на берег. Масса 65 тонн позволяет доставлять катера по суше в Азовское море.

Также Украина продолжила закупки по программе безвозмездной военной помощи патрульных катеров типа Island. Два таких катера у нас уже есть, в 2020-м заказали еще три Island. Преимуществом этих кораблей является большее водоизмещение, мореходность, автономность и относительно низкая стоимость, поскольку нам их передают из резерва, не новые. Но вооружение здесь такое же легкое – разве что против мелких нарушителей границы и легких катеров, а эксплуатация старого требует ресурсов.

Б) Патрульные катера не предназначены для морской войны против боевых кораблей, безусловно, Mark-6 куда более эффективен для прибрежных операций в Черном море, чем катера типа «Гюрза», но чем объяснить такой большой объем закупок таких узко специализированных катеров, если США купили всего 12 Марк-6 на весь свой флот? Зачем тратить такие огромные средства программы помощи и госбюджета? Это явно не продуманный масштаб.

2. Французские катера FPB-98 Mk.1.

А) МВД Украины заключило в интересах Госпогранслужбы контракт на закупку 20 катеров производства ОСЕА на сумму 160 млн долларов. Патрульные катера предназначены для тех же самых целей, что и американские. Водоизмещение 100 тонн, на вооружении 30 мм пушка. Это катера того же класса, что и Марк-6.

Б) Патрульные катера необходимы для замены изношенных катеров советской постройки, . Боевую ценность анализировать нечего, катера пограничников могут выполнять весьма узкие задачи по береговой охране и охране экономической зоны. Если бы патрульные катера применялись скоординированно с военными, вполне вероятно, что общее количество удалось бы уменьшить.

3. Турецкие корветы:

А) Контракт на закупку корветов типа ADA производства Турции в рамках военного соглашения от 16 октября 2020-го года. Контракт предполагает, по данным источников в СМИ, постройку 5 корветов ориентировочной стоимостью свыше 260 млн. долларов за каждый корабль водоизмещением в 1500 тонн. Четыре таких корвета уже состоит на вооружении Турции. Финансирование – за счет средств бюджета Украины. Это корабли, оптимизированные для борьбы с прежде всего с подводными лодками, а также надводными кораблями в Эгейском и Черном морях . Они обладают противолодочными торпедами, гидролокатором и даже противолодочным вертолетом S-70B Seahawk , универсальной 76 мм артустановкой ОТО Melara, противокорабельными ракетами «Гарпун», а также зенитно-ракетным комплексом самообороны RIM-116. Корветы являются достаточно крупными кораблями, однако не имеют сколько-нибудь серьезной системы ПВО, не обеспечивают дальнее обнаружение самолетов и ракет, характеристики устаревшего ЗРК разработки 1987 года с дальностью до 10 км не позволяют защититься самостоятельно от современных средств воздушного нападения. Важно отметить, что большинство систем вооружения корабля, двигатели и электроника произведены в США, Италии, Германии, Франции, и это создает большие риски для турецкого проекта. 14 декабря США ввели санкции против всего руководства турецкой оборонной промышленности, и в тот же день министр обороны Украины заявил о контракте с турками. О каком вообще корвете может идти речь, если без сотрудничества с США и НАТО турки не смогут его достроить?

Б) Корветы типа ADA – это проект, который, к сожалению не опирается на реалистичное техническое задание и который собираются закупать под неизвестно какую тактику боя. Турки построили корветы ADA для действий в восточной части Средиземного моря, у них мощная авиация и развитая система ПВО. Всего этого у Украины нет. Но чтобы действовать эффективно, корветы должны действовать в зоне действия радара ПВО, дальнобойных ЗРК и истребителей, ведь противник своими радарами, ракетами и авиацией полностью контролирует все наши порты. Возникает вопрос – к каким сражениям будут готовиться моряки на корветах, по кому стрелять, если мы не можем обеспечить их эффективное применение? Для того, чтобы совершать пуски от базы лучше закупить береговые противокорабельные комплексы, которые стоят дешевле и действуют скрытно, а чтобы просто символически показывать флаг корветы избыточно дорогие. Без эффективной ПВО и превосходства в воздухе вести боевые действия в замкнутом море просто неразумно.

4.Британские ракетные корабли:

А) Подписан меморандум о заключении контракта с Великобританией на постройку 8 ракетных катера на сумму 1,6 млрд. долларов производства фирмы Vosper Thornycroft. Компания разработала проект Super Vita, шесть таких катеров построены для ВМС Греции. Катера по сути являются ракетными кораблями водоизмещением в 670 тонн, с развитой электроникой, три РЛС, 8 французских противокорабельных ракет Экзосет Блок 2 и 3 с дальностью до 200 км, развитые средства самообороны — итальянская артустановка ОТО Melara 76 мм, две артустановки 30 мм, ракетный комплекс самообороны RIM-116. Корабль не имеет противолодочных средств, однако в отличие от корвета он оптимизирован для внезапных ракетных атак и действий в островной зоне Эгейского моря.

Б) Проблема ракетных кораблей в том, что украинская часть Черного моря серьезно отличается от Эгейского. У нас нет большого числа островов, удобных для засадных действий ракетных кораблей, противник имеет базы близко к нашим портам и полностью контролирует всякую активность в них. Корабли Super Vita менее заметны, чем корветы, но скрытно и самостоятельно действовать не смогут, их применение надо рассчитывать в комплексе с обеспечением разведкой и ПВО. А у нас даже военно-морские базы не прикрыты современными средствами ПВО, у нас нехватка средств дальней морской разведки и целеуказания для наведения дальнобойных ракет.

5. Береговой противокорабельный ракетный комплекс Нептун:

А) 30 декабря подписан контракт на производство одного дивизиона и нескольких десятков ракет. Это позволит обеспечить береговую оборону и поддержку наших сил в прибрежной зоне. Комплекс будет иметь высокую мобильность – он будет смонтирован на шасси Татра (более 50% стоимости контракты на дивизион Нептуна составляют расходы на бронированные тягачи чешской компании).

Б) Проблема Нептуна в том, что это новая техника, и в процессе освоения будут выявляться недостатки, требующие доработки, отладки. Также проблемой является разведка и целеуказание, для этого дивизион должен быть обеспечен радарами и станциями радиоэлектронной разведки, оптимально также прикрытие мобильными средствами ПВО. Необходима подготовка квалифицированных расчетов, сохранение специалистов на длинных контрактах.

Выводы:

  1. У нас отсутствует доктрина морской войны. Развертывание масштабного строительства флота требует прежде всего четкого оборонного планирования, иначе десятки закупленных кораблей и катеров станут «белыми слонами», которые проводят время у причала, а не в море. Которые имеют весьма ограниченную боевую ценность, поскольку их купили для войны на море, которую, на самом деле, Украина вести не будет. Добиваться паритета или превосходства над Черноморским флотом РФ для нас не является приоритетом в настоящее время, потому что противник прежде всего имеет превосходство в воздухе, в средствах разведки и целеуказания. Для нас важно для начала выстроить хотя бы дееспособную береговую оборону, а для контроля наших путей сообщения максимально привлекать силы НАТО. Расширение боевых действий на море – угроза потенциальная, а расширение боевых действий на Донбассе – угроза действующая! Гонка военно-морских вооружений просто поглотит наши весьма скромные ресурсы, и не изменит стратегически ситуацию. Настоящая война идет на Донбассе. А будет ли война на море, и будем ли мы вообще стрелять по морским целям – на этот вопрос надо отвечать после того, как мы ответим на главный вопрос: «Когда будем освобождать Донецк?» Заключенные контракты — это политические решения Владимира Зеленского и его окружения, но те, кто их принял плохо понимают последствия, какой огромный комплекс дорогостоящих обязательств они вешают на государство непродуманными действиями. Мне это напоминает в малом масштабе амбициозные политические проекты Российской империи и СССР по лихорадочной постройке флотов на Черном море в 20-м веке, которые в истории известны как пример бездарного и бесполезного расходования огромных ресурсов.
  2. Военно-морские контракты 2020-го года показывают отсутствие в государстве координации действий. Мы одновременно закупаем для одних и тех же задач три разных типа патрульных катеров одного класса! У всех этих катеров разное вооружение, разные двигатели, электроника. Неужели не логично было бы купить катера одного типа, с одним комплектом вооружения, чтобы сократить расходы на эксплуатацию? Жизненный цикл корабля будет гораздо дороже самой закупки, может, стоило бы это просчитать? А какие расходы требуются для отбора и обеспечения экипажей таких дорогих боевых единиц? Для строительства жилья, тренажеров, дорогостоящих выходов в море? Флот — это не просто покупка кораблей! Корабль — это просто часть огромной инфраструктуры, долгой многолетней работы, воспитания и подготовки. Мы должны развивать силы обороны сбалансированно, мы должны определиться с приоритетами, иначе закупка кораблей оставит их без бюджета на боевую подготовку, и их боевая ценность даже после закупки будет близка к нулю.
  3. Приоритет номер 1 – война на Донбассе. Тем временем, в армии Украины до сих пор отсутствует боевая информационная система на тактическом и оперативном уровне! Ни на одном нашем танке нет электронной системы управления огнем! Наша армия пользуется до сих пор волонтерскими планшетами для управления огнем артиллерии, которые даже не приняты на вооружение! Чтобы понять наш уровень готовности к маневренной войне надо смотреть видео из Карабаха. Наша артиллерия до сих не может перевооружиться на калибр 155 мм, не закупается необходимое количество снарядов — так дайте туда кредит в миллиард долларов, мы сможем закупить великолепные САУ Арчер или Цезарь вместо катеров. Мы не обеспечиваем строительство жилья и общежитий для профессиональной армии, не повышаем весьма скромные зарплаты военных. У нас волонтеры и военные за свои деньги покупают для войны дроны, бомбы для них, прицелы, машины — почему руководство страны на эти вопиющие факты не обращает никакого внимания? Вместо решения реальных проблем на опорниках Донбасса, мы сосредотачиваем новейшие вооружения на море. Где логика? Основные средства бюджета и зарубежные кредиты государство обязано выделить для вооружения войск самыми современными электронными системами управления огнем и управления войсками, насыщения войск самыми современными сенсорами, массового оснащения дронами – воздушными и наземными, средствами разведки, нам нужно ПВО, которое просто в критическом состоянии, нам нужны закупки современного транспорта, чтобы не волонтеры, а государство элементарные джипы наконец-то додумалось закупить. Вот для определения приоритетов и нужна оборонная политика. А когда такой политики нет, и думать наверху никто не хочет, а хочет только фотографий с иностранными политиками, то никаких денег в нищей стране не хватит, чтобы удовлетворить все хорошие идеи, амбиции и хотелки…

Матеріал опубліковано мовою оригіналу. Джерело: Facebook.

Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!