Возможный выход Ирана из ядерной сделки: угрозы новой войны и риски для Украины

Возможный выход Ирана из ядерной сделки: угрозы новой войны и риски для Украины

Марія Гелюх
Автор
Марія Гелюх
UA.NEWS
Поделиться:

2020 год в мировой политике стартовал острой эскалацией на Ближнем Востоке. 3 января авиация США ликвидировала командующего спецподразделением армии Ирана генерала Кассема Сулеймани, ударив по территории аэропорта Багдада.

В ответ на это убийство, а устранили Штаты одного из лидеров Иранского государства, Тегеран и Багдад пригрозили Вашингтону мощным противостоянием. За требованием иракских властей к международной коалиции покинуть территорию страны последовали авиаудары Ирана по военным объектам США в Ираке.

После громких угроз «уничтожить Иран» Белый дом все же предпочел действовать санкциями и переговорами, а не ракетами. Но риски новой войны на Ближнем Востоке и вовлечения в конфликт других стран все еще высоки, считают аналитики.

По мнению различных источников, Украина, хоть и далека от эпицентра событий, также ощутит на себе последствия ближневосточного обострения. О чем говорят эксперты, рассмотрим детальнее.

Вплотную к «Третьей мировой»

Атаку на аэропорт и ликвидацию Сулеймани Вашингтон объясняет с позиции своей национальной безопасности. В понимании Пентагона убитый генерал был организатором военных провокаций против США в Ираке и террористом, ответственным за гибель сотен американцев. По версии Белого Дома, именно Сулеймани, среди прочего, стоял за последним нападением на американское посольство в Багдаде 31 декабря 2019 года.

Президент США Дональд Трамп лично отдал распоряжение на операцию у Багдадского аэропорта. На камеру Трамп объяснил, генерал стоял за ракетным обстрелом американской базы у Тикрита и последними атаками на американцев в Ираке.

«Прошлой ночью мы предприняли действия, чтобы остановить войну. Мы не предпринимали действий, чтобы ее начать»
— Дональд Трамп,
президент США

Угрозы в стиле Трампа

После ликвидации иранского командира, президент Трамп выступил с рядом жестких заявлений в адрес Тегерана и «поддерживаемых им террористических группировок». В случае, если иранцы будут мстить за смерть Сулеймани, глава Белого дома пригрозил поразить 52 цели в Иране, включая культурные наследия.

Цифра 52 выбрана не случайно. В 1979 году, когда в Иране прошла Исламская революция, местные студенты захватили в плен 52 сотрудников американского посольства. В заложниках их удерживали более года. За каждого тогда пострадавшего США были готовы отплатить Тегерану сейчас.

Обеспокоенный столь агрессивной риторикой президента Конгресс занялся резолюциями, ограничивающими власть Трампа на применение силы против внешних угроз.

из обращения Дональда Трампа к нации 8 января
«Иран является ведущим спонсором терроризма, Иран стремится получить ядерное оружие и является угрозой цивилизованному миру. Мы никогда не позволим этому случиться – не позволим Ирану получить ядерное оружие»

Западные аналитики говорят о том, что такая тактика запугивания и эскалации абсолютно вписывается в американскую внешнюю политику Администрации нынешнего главы Белого Дома. И воевать на самом деле Трамп не намерен. По аналогии подобное происходит в текущих отношениях с КНДР и Китаем.

11 января американский лидер заявил о том, что Сулеймани планировал атаки на четыре иностранные дипломатические миссии, с применением взрывных устройств.

Ракетная месть Ирана и риски для ядерной сделки

Генерал-лейтенант иранского элитного спецназа «Аль-Кудс» Корпуса Стражей Исламской революции Кассем Сулеймани отвечал за спецоперации Ирана в регионе и занимал сверхвысокий статус в государственной иерархии страны. Его убийство было воспринято резко и агрессивно. Иранский верховный лидер Али Хаменеи в ответ на убийство генерала призвал покончить с американским присутствием на Ближнем Востоке.

Президент страны Хасан Рухани пообещал в одностороннем порядке снять все ограничения на добычу урана в рамках ядерной сделки и отомстить Штатам за гибель своего национального героя и авторитетнейшего восточного лидера.

Реакцией со стороны Иранского парламента стало объявление Пентагона – террористической организацией. 7 и 8 января Иран нанес ракетные удары по военным базам США на территории суверенного государства Ирак. И опубликовал сведения о разрушенных объектах и погибших американских солдатах. Вашингтон информацию о потерях опровергает.

О рисках для сохранения ядерного соглашения между Ираном, США, Европой, Россией и Китаем подписанного в 2015 году, говорят эксперты:

«Не исключен окончательный развал ядерной сделки 2015 года и повышение ставок в ядерных гонках»
— Илия Куса,
эксперт-международник

Иран уже сделал официальное заявление, что выходить не намерен:

«То, что Иран уменьшает свои обязательства по ядерному соглашению не означает, что мы выходим из него»
— сообщение Иранской госагенции

Однако окончательное разрушение ядерной сделки возможно, если европейцы, как сторона соглашения, возобновят антииранские санкции на решение Тегерана обогащать ядерное топливо:

«Если европейцы это сделают или установят такие условия, это будет означать начало конца ядерной сделки»
— сообщение Иранской госагенции

Вероятность войны

В Госдепартаменте заявили о том, что хотели бы нового ядерного соглашения с Ираном и полного дипломатического урегулирования кризиса. Иран также заинтересован в том, что разрешить ситуацию мирно. Но без того, чтобы проглотить обиду за «мученика» Сулеймани. О вероятности новой войны эксперты высказываются за и против.

«Пользуясь вспышкой антиамериканских настроений, Иран и радикальные политики могут раздуть настоящую войну с США на территории охваченного протестами и кризисом Ираке. И одним только Ираком это не ограничится»
— Илия Куса,
эксперт-международник

Куса считает, что официального объявления войны не будет. Вместо него Иран применит гибридную агрессию.

«Стоит ждать гибридного противостояния на территориях, где присутствуют как американские, так и иранские и проиранские силы. Потенциально горячие точки: Сирия, Ирак, Ливан, Йемен, Палестина, Персидский залив, Ормузский пролив, Саудовская Аравия, Израиль. В ход могут пойти все средства необъявленной войны: диверсионно-подрывные операции, кибератаки, взрывы, точечные убийства офицеров, захват нефтяных и других судов, нападения на посольства и консульства, развертывания подрывной борьбы против американских контингентов в Сирии и Ираке, провоцирование политических кризисов, восстание в Палестине, перекрытие Ормузского пролива»
— Илия Куса,
эксперт-международник

Аналогично высказываются и западные аналитики:

«Учитывая высокое положение, которое занимал Сулеймани, Иран вряд ли отступит. В его распоряжении имеется много вариантов действий, в том числе широкий спектр военных, экономических и дипломатических целей во многих странах региона. Он может действовать напрямую или через прокси-структуры, он может использовать вооружённые силы или кибератаки. Вполне возможно, что у США не останется иной альтернативы, кроме как начать выделять ещё больше военных ресурсов на Ближний Восток и использовать их для ответа на действия Ирана. Такой путь может привести к новым иранским провокациям»
— Ричард Хаас,
американский эксперт-международник

Вместе с тем, эксперты считают, что Трамп действовал под давлением нефтевых лобби в том числе. А корпорации преследуют исключительно коммерческие цели:

«Корпорациям не нужна война, им нужна только прибыль. Поэтому, не исключено ближайшее время еще несколько событий на Ближнем Востоке, возможно еще несколько убитых «террористов» и случайно сбитых самолетов… будут новые провокации и рост стоимости нефти до 70 долларов…»
— Анатолий Амелин,
экономист

В общем, ситуация в регионе остается неблагоприятной, на фоне многих вызовов для мировой безопасности:

«Всё это происходит в тот момент, когда растёт озабоченность по поводу ракетной и ядерной программ Северной Кореи, по поводу российской военной угрозы Европе и ослабления механизмов контроля над вооружениями, призванных сдерживать ядерное соперничество между США и Россией, а также по поводу наступления новой эпохи технологического, экономического, военного и дипломатического соперничества с Китаем»
— Ричард Хаас,
американский эксперт-международник

Санкции вместо войны

10 января Госсекретарь США Майк Помпео и министр финансов Стивен Мнучин озвучили экономические санкции в отношении 8 высокопоставленных чиновников и силовиков Ирана, ответственных за атаку ракетами на военные базы в Ираке. Также – против крупнейших иранских производителей металла – стали, алюминия, меди и железа, и горнодобывающих компаний.

«Эти санкции будут продолжаться до тех пор, пока режим не прекратит финансирование глобального терроризма и не возьмет на себя обязательства никогда не иметь ядерного оружия»
— Стивен Мнучин,
министр финансов США

На требование Ирака вывести американский контингент, Государственный Департамент ответил отказом:

«Наше военное присутствие в Ираке – это продолжение борьбы против ИГИЛ, и, как сказал Госсекретарь, мы готовы защищать американцев, иракцев и наших партнеров по коалиции»
— сообщение Государственного Департамента
«Экономические санкции и пошлины, а не военная сила, стали предпочтительными инструментами национальной безопасности. Бум добычи нефти и газа в США позволил стране стать самодостаточной с точки зрения энергоресурсов, что снизило непосредственное значение Ближнего Востока»
— Ричард Хаас,
американский эксперт-международник

Влияние ближневосточного кризиса на Украину

В большинстве своем эксперты сходятся на том, что Украина ощутит негативные последствия конфликта между США и Ираном. Так как ситуация в целом напряженная и мало прогнозируемая, оценить остроту этих последствий сложно. На текущий момент мнения сводятся к влиянию в двух плоскостях: политической и экономической.

Министр экономики Тимофей Милованов считает, что иранский кризис может негативно отразиться на Украине, как зависимой от экспорта нефтепродуктов:

«Сегодня ночью США ударом с воздуха в Багдаде убили важного иранского генерала. Азиатские рынки ценных бумаг отреагировали падением, а цены на нефть выросли на 2-4%… Рост цен на нефть негативно влияет на экономику Украины»
— Тимофей Милованов,
министр экономики Украины

Из-за того, что между Киевом и Тегераном слабо развиты коммерческие связи, прямые убытки от кризиса будут несущественными. В отличие от косвенных, считает финансист Василий Невмержицкий:

«Возникнут риски, которые инвесторы будут пытаться минимизировать, как делают это уже сейчас за счет роста цен на золото, как более безопасного актива. Украинские банки также начали наращивать покупку золота. В глобальном смысле на Украине этот конфликт может отразиться в нескольких направлениях, первый из которых – рост цен на нефть и как следствие инфляция»
— Василий Невмержицкий,
финансист

Кроме этого, уход инвесторов на менее рисковые рынки ценных бумаг, на фоне роста цен на нефть и топливо в Украине и при падении промышленности, может послужить падению ВВП страны и проседанию курса гривны.

Бывший министр иностранных дел Украины Павел Климкин высказался о влиянии в геополитическом контексте. Обострение на Ближнем Востоке усилит Россию и негативно повлияет на нашу страну:

«События в Багдаде, в частности, убийство Сулеймани, еще больше изменят фокус внимания на Ближний Восток и Африку, динамику цен на нефть и сделают РФ еще более влиятельным игроком на Ближнем Востоке. Для Украины это означает, что мы движемся к сложным временам»
— Павел Климкин,
экс-министр иностранных дел Украины

Политический эксперт Виталий Портников предполагает, что Россия может использовать ситуацию в регионе Персидского залива для своих интересов на Донбассе:

«Для Украины опасность заключается в том, что эскалация ближневосточного кризиса подвинет украинские проблемы далеко на периферию мировой политики – несмотря даже на значение Украины в американской предвыборной кампании. Однако наибольшая опасность даже не в этом. Путин, очевидно, не может защитить Иран и его генералов от гнева президента Трампа. Но он может другое – продемонстрировать, что Трамп не может защитить от него Украину. Таким образом, эскалация российско-украинского конфликта может стать прямым и желанным для Кремля следствием эскалации на Ближнем Востоке после уничтожения генерала Сулеймани»
— Виталий Портников,
политический эксперт

Собственно, неучастие России в конфликте на стороне дружественного ей Ирана может стоить Украине дорого. Так как торговаться за нашу страну Путин будет именно с Трампом.

Предположительно и обратное. Что Россия, отвлеченная на конфликт между США и Ираном, в котором присутствует и коммерческий интерес вокруг нефти, не будет предпринимать активных действий в нашем государстве. Так как ставки на Ближнем Востоке для Кремля высоки и приоритет разрешения ситуации с учетом российских интересов в регионе более значимый на текущий момент.

Сбитый 8 января ракетой иранского ПВО украинский самолет МАУ над Тегераном, а Иран признал свою вину в этой трагедии, — один из результатов ближневосточного кризиса. 11 украинцев, и еще 166 граждан других стран погибли в этой авиакатастрофе. Иранцы приняли гражданский самолет за «вражеский» объект в условиях кризиса, вызванного «авантюризмом США». Такова позиция иранского МИДа.

К большому сожалению, Украина оказалась вновь втянутой в политику крупных игроков. В гибридном противостоянии, которое разворачивается на Ближнем Востоке, мы уже имеем первые гражданские и невосполнимые потери. Ирану хватило смелости признать свою вину и заявить о готовности наказать виновных.

В этом противостоянии ядерных держав и тех, кто к этому статусу стремится, Украина остается наедине со своими проблемами. Иронично, что в свое время наша страна отказалась от ядерного оружия под гарантии, о которых сегодня предпочитают не вспоминать.

Автор: Марія Гелюх
загрузка...
Поделиться:
Loading...

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!