Инна Хасянова, Институт Шалимова: успех даже самого эффективного и технологичного лечения всегда зависит от своевременного обращения к врачу

Инна Хасянова, Институт Шалимова: успех даже самого эффективного и технологичного лечения всегда зависит от своевременного обращения к врачу

UA.NEWS
Автор
UA.NEWS
UA.NEWS
Поделиться:

Эндоваскулярная хирургия – это специфические хирургические вмешательства на кровеносных сосудах. Сегодня это – передовая и высокоэффективная методика лечения многих серьезных болезней, включая инфаркты миокарда, онкологические заболевания, аневризмы аорты. Это лечение менее травматично для пациентов, а в некоторых случаях – единственно возможное для спасения здоровья  и жизни человека.

Как технологии эндоваскулярных вмешательств развиваются в Украине, в чем их специфика и польза, с какими проблемами сталкиваются украинские пациенты и хирурги при лечении патологий сосудов в эксклюзивном интервью UA.NEWS рассказала научный сотрудник Отдела эндоваскулярной хирургии и интервенционной радиологии Национального института хирургии и трансплантологии имени А. Шалимова Инна Хасянова.

Расскажите о технологии эндоваскулярного вмешательства. Что это такое, какими они бывают и какие разновидности применяются в Институте Шалимова?

Инна Хасянова: Эндоваскулярная хирургия – одно из наиболее прогрессивных направлений медицины. Ее применяют во всех отраслях – начиная от кардиохирургии, сосудистой хирургии и заканчивая онкологией, педиатрией и гинекологией. Применение эндоваскулярного лечения возможно практически во всех специальностях и при колосальном количестве нозологических единиц.

Инна Хасянова,
научный сотрудник Института Шалимова
Институт Шалимова – один из флагманов в эндоваскулярной хирургии. Это и кардиология, и эндоваскулярное лечение при онкологических заболеваниях,  реканализация и стентирование при атеросклерозе сосудов нижних конечностей и при атеросклерозе любой другой локализации, эмболизация при сосудистой патологии.

Технология эндоваскулярного вмешательства заключается в том, что пациенту делается внутрисосудистый прокол, через него доктор подходит к интересующему его «бассейну», а далее, в зависимости от ставящейся цели, – например, восстановление проходимости сосуда в сосудистой хирургии и кардиохирургии, – проводится реканализация и/или стентирование.

В случаях онкологического лечения, лечения сосудистых мальформаций и гинекологических вмешательств, мы наоборот, производим эмболизацию – то есть, закрываем интересующий нас сосудистый бассейн для уменьшения размеров опухоли, прекращения кровотечения, и так далее. Другими словами, технология эндоваскулярного вмешательства миниинвазивна и малотравматична для пациентов.

Традиционно так сложилось, что Институт Шалимова – один из флагманов в эндоваскулярной хирургии. Начиная с конца 80-х – начала 90-х, в силу специфики нашего Института, в нем развивались все эндоваскулярные направления. Это не только кардиология, но и эндоваскулярное вмешательство при онкологических заболеваниях, реканализация и стентирование при атеросклерозе сосудов нижних конечностей и при атеросклерозе любой другой локализации, эмболизация при сосудистой патологии.

Инна Хасянова,
научный сотрудник Института Шалимова
Институт стремится внедрять все новейшие технологии эндоваскулярного лечения, используя современное оборудование и мировые наработки.

В 2000-х годах с внедрением и развитием активной хирургии печени, эндоваскулярные вмешательства начали использовать в качестве подготовительного этапа перед массивными резекциями печени (удаление участков пораженной печени – прим.авт.), подготовки к химиоэмболизации, а также как этап лечения онкологических пациентов.

В каких случаях операция неизбежна, а в каких операцию можно заменить эндоваскулярной процедурой?

Инна Хасянова: На сегодняшний день эндоваскулярные вмешательства очень активно развиваются во всем мире. В некоторых направлениях, например, протезирование грудного отдела аорты, протезирование аортального клапана, вмешательство на сосудах голени, эндоваскулярные процедуры даже вытеснили собой  традиционные открытые операции.

Инна Хасянова,
научный сотрудник Института Шалимова
Технология эндопротезирования заменила 70% традиционных хирургических операций при аневризме брюшного отдела аорты. Через прокол внутрь просвета, хирург без пережатия аорты вводит эндопротез, который фиксируется выше и ниже расширенного участка, таким образом, кровь течёт по новому руслу внутри сосуда.

Несмотря на многие сложности финансового характера нашей системы здравоохранения, наш Институт пытается внедрять эти технологии, двигаться в ногу со всем миром. Мы стараемся использовать современное оборудование, следить за всеми новинками, которые появляются в мировой практике, и, по мере возможности, внедрять их у себя.

Например, аневризма брюшного отдела аорты – расширение главного сосуда человеческого организма в брюшном или грудном отделе. Это очень грозная патология с высоким уровнем летального исхода. Чем больше расширение аорты, тем выше риск его разрыва. В случае разрыва, летальность пациента в течение первого периода составляет 80%. То есть, из 100 человек, у которых разрывается аорта, 80 человек умирают в первые сутки. Поэтому лечение всегда было направлено на исключение подобной аневризмы.

Традиционная хирургическая операция – это иссечение расширенного участка и вшивание вместо него искусственного сосудистого протеза с пережатием аорты. Это тяжелая травматическая операция, особенно тяжело она переносится пациентами старших возрастных групп. К тому же, чем старше пациент, тем больше у него сопутствующих патологий.

Поэтому начиная с конца 90-х годов, в мире начали внедрять технологию эндопротезирования. Через прокол внутрь просвета, доктор, без пережатия  аорты, вводит эндопротез, который фиксируется выше и ниже расширенного участка, таким образом, кровь течёт по новому руслу, которое мы вставили внутрь сосуда. Сегодня 70% вмешательств при аневризмах аорты  во всем мире делается путём эндоваскулярного вмешательства и только 30% — путем открытой хирургии.

Последние операции применяются к тем пациентам, которым невозможно провести эндоваскулярное лечение по техническим причинам. К сожалению, в Украине нет даже такого соотношения в силу дороговизны протезов и отсутствия какой-либо государственной поддержки таких программ.

Инна Хасянова,
научный сотрудник Института Шалимова
Главная проблема не в доступности или недоступности медицинской помощи, а в общем уровне культуры наших сограждан. В Украине люди часто выжидают до критического состояния («точки невозврата»), а затем уже просят сделать хоть что-то для сохранения жизни.

Еще один пример – протезирование аортального клапана. Это большая кардиохирургическая операция с достаточно высокими рисками, которая проводится в условиях искусственного кровообращения, с полной остановкой сердца, в категории возрастных тяжелых пациентов. Сегодня вместо нее проводится эндоваскулярное протезирование аортального клапана, так называемая операция TAVI. Это повсеместная норма лечения таких больных, особенно пациентов повышенного риска. Они выигрывают от миниинвазивности всей этой технологии.

Какое количество больных реально получают операцию миниинвазивного вмешательства в масштабах страны и конкретно в Институте Шалимова? Скольких пациентов возможно оперировать в год, а сколько оперируется на самом деле?

Инна Хасянова: Если говорить о брюшных аортах, то наш Институт имеет возможность делать миниинвазивные операции каждую неделю сразу нескольким пациентам. На самом же деле, в год мы делаем эту процедуру 15 пациентам. Потребность в хирургическом лечении существенно выше.

Инна Хасянова,
научный сотрудник Института Шалимова
Часто пациенты попадают к нам в состоянии, когда уже необходима ампутация нижних конечностей. Причем эта тенденция наблюдается во всех направлениях – в кардиохирургии, сосудистой хирургии, у пациентов с онкологией. Нашему населению нужно повышать самосознание, здоровый образ жизни и привычку следить за своим здоровьем.

Главная проблема даже не в доступности или недоступности медицинской помощи, а в общем уровне культуры наших сограждан: в странах Западной Европы люди обращаются за помощью к докторам намного раньше, чем украинцы. В Украине люди часто выжидают до критического состояния («точки невозврата»), а затем уже просят сделать хоть что-то для сохранения жизни.

С какими проблемами чаще всего обращаются в Институт Шалимова? Есть ли у вас какие-либо противопоказания по проведению такой процедуры?

Инна Хасянова: В нашем Институте действуют анестезиологическое отделение и отделение гемодиализа, все службы нашего Института имеют высокий профессиональный уровень. Поэтому практически нет пациентов, которым было бы противопоказано, или которым бы мы не могли провести эндоваскулярное вмешательство.

Инна Хасянова,
научный сотрудник Института Шалимова
Новые технологии эндоваскулярного лечения – срезание бляшек, удаление тромбов – мы пытаемся внедрять среди наших пациентов. Еще каких-то 5-7 лет назад эндоваскулярные вмешательства на сосудах нижних конечностей были единичными случаями.

К сожалению, многие пациенты обращаются к нам в чересчур запущенном состоянии. Обратись они на полгода ранее, эндоваскулярное лечение было бы намного эффективнее. Часто больные попадают к нам в состоянии, когда уже необходима ампутация нижних конечностей. Причем эта тенденция наблюдается во всех направлениях – в кардиохирургии, сосудистой хирургии, у пациентов с онкологиями. Нашему населению нужно повышать самосознание, здоровый образ жизни и привычку следить за своим здоровьем.

Какой прогресс сегодня наблюдается в развитии эндоваскулярного вмешательства? Что главное можно отметить?

Инна Хасянова: В нашей отрасли наблюдается стремительный прогресс. Открываются все новые и новые горизонты, внедряются новые технологии. Во всем мире и в нашем Институте наблюдается мощнейший прорыв – создаются новые технологии, новые девайсы, разрабатываются новые стенты.

Среди новых технологий – срезание бляшек, удаление тромбов, все это очень активно развивается и мы по мере своих сил пытаемся внедрять это среди наших пациентов. Еще каких-то 5-7 лет назад эндоваскулярные вмешательства на сосудах нижних конечностей были единичными случаями.

Радует то, что в мире и в Украине наблюдается большой прорыв в эндоваскулярном лечении пациентов с ишемической болезнью сердца, с острым инфарктом миокарда. К счастью, это государственная программа, которая очень хорошо себя зарекомендовала и сделала доступной помощь при остром инфаркте пациентов. Были спасены тысячи людей.

Наличие бесплатного оборудования развязывает нам руки в плане технических возможностей, и не пугает пациентов обращаться за помощью. Поэтому хорошо, что эта технология была реально внедрена. С запуском этой государственной программы за последние несколько лет количество эндоваскулярных вмешательств на коронарных артериях, стентирование коронарных артерий в ургентных ситуациях, увеличилось в разы. И это очень важно.

Инна Хасянова,
научный сотрудник Института Шалимова
Активно развивается технология химиоэмболизации – введение химиотерапевтического препарата непосредственно в опухоль. Эта процедура возможна только с использованием эндоваскулярных технологий, когда мы селективно, под контролем рентгена, заводим химиотерапевтический препарат непосредственно в опухоль. В некоторых локализациях опухолей, когда хирургически до них добраться невозможно, такая методика – практически единственный способ лечения.

Отдельно хочу обратить внимание на еще одно очень интересное и также развивающееся во всем мире направление – применение эндоваскулярных технологий для лечения онкологических заболеваний. Мы знаем, что большая часть опухолей требует системной химиотерапии. Это достаточно токсичный и непростой для пациента процесс, который сопровождается многими побочными явлениями. Поэтому весь мир пошел по пути сокращения и более прицельного использования химиотерапевтических препаратов.

Сегодня все чаще применяется технология химиоэмболизации – введения химиотерапевтического препарата непосредственно в опухоль. Эта процедура возможна только с использованием эндоваскулярных технологий, когда мы селективно, под контролем рентгена, заводим химиотерапевтический препарат непосредственно в опухоль.

Использование специфических эмболизационных материалов позволяет этому препарату какое-то время задержаться, таким образом, создавая «депо» непосредственно в опухоли и существенно улучшая результаты лечения. В некоторых локализациях опухолей, когда хирургически до них добраться невозможно, такая методика – практически единственный способ лечения.

В нашем Институте постепенно внедряется эта технология. Да, есть определенные сложности, в частности, нехватка химиопрепаратов, специфических контрастных  материалов. Но, тем не менее, мы работаем над тем, чтобы расширить количество заболеваний, которые можем вылечить. Ведь это очень высокоэффективное вмешательство.

Специфика работы нашего Института – это трансплантология. В частности, мы провели наибольшее количество пересадок печени в Украине. У большинства пациентов с пересаженной почкой на каком-то этапе могут возникать осложнения – рестенозы в местах анастомозов. Мы наблюдаем за этими людьми после успешных операций. В некоторых ситуациях ликвидация этих последствий возможна исключительно путем эндоваскулярного лечения – постановкой стентов в суженные сосуды трансплантированных органов.

Мы имеет опыт лечения больных после трансплантации почки – более 15 пациентов, которые имели те или иные проблемы с сосудами после пересадки почки, и до десятка пациентов после трансплантации печени, у которых возникли такие осложнения. Мы также внедрили эти технологии и очень довольны результатами. Это наше очень большое достижение, и мы готовы дальше двигаться в этом направлении.

Автор: UA.NEWS
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!