Что не так с зумерами и как с ними жить

Что не так с зумерами и как с ними жить

Томчук Дмитрий
Автор
Томчук Дмитрий
UA.NEWS
Поділитись:

Расскажу вам, что случилось вчера с зумерами, покупавшими алкоголь в НОВУСе. Обычно я пишу очень политкорректно: «Одна сеть», «Один магазин» и тд. Но НОВУС упомяну. А сначала расскажу, кто такие зумеры.

Начну не с зумеров, а с бумеров. Бумеры, точнее беби-бумеры – это поколение моих родителей, люди, рожденные между 1945 и 1963 годами. Со всеми вытекающими отсюда приколами. Ну да родителей не выбирают.

Следующими были иксы, мое поколение, рожденные между 1965 и 1985. Хотя лично мне ближе пелевинское – Дженерейшн Пи. Он увековечил нас во всем величии и блеске. Да, это – мы. Поколение учредителей и вообще хозяев Земли. Без ложной скромности. При всем уважении. Самое лучшее поколение. Единственное правильное, соль и пуп земли, всему голова и единственные вменяемые люди на планете. Потому что – классные! Иксы – раса сверхлюдей и вершина эволюции. Так до сих пор все на нас и держится. А после нас пошло-поехало.

После нас были миллениалы. Рожденные в 1995-2000 годах. Чтобы не углубляться в дебри, сравнение: по характеру миллениалы точь-в-точь как корги, любимицы королевы: настолько же избалованные, своенравные, неуправляемые, самовлюбленные, истеричные и всегда скандальные, в основном не по делу. Миллениалам посвящены десятки моих постов, именно от них мои эйчар-департаменты натерпелись больше всего.

Но оказалось, что они – это еще марципанчик. На сцену выступили зумеры, дети, рожденные начиная с 2004 года. Вот где настоящий угар и горячка белая! Вот можно и перейти к самой истории.

Захожу я вчера в НОВУС, покупаю стейки, потому что прилетает на три дня Александра, тоже выдающийся зумер. Стою в очереди. Передо мной – чистокровнейшие зумеры, две девочки и два мальчика, вывалили на ленту невменяемую гору еды и алкоголя. Кассирша, не сильно отличающаяся от них по возрасту, резво пробила им все продукты, а алкоголь пробивать отказалась.

И здесь первая черта зумеров – они претендут на все подряд, как на то, что им принадлежит по праву, так и на то, на что у них прав вообще нет. Отсюда столько алкоголя. Но алкоголь им не пробивают. И они начинают ругаться и возмущаться.

Вот и вторая черта зумеров – они до потери пульса отстаивают свои права, особенно в случаях, когда отстаивать нечего. Кассирша непреклонна. Тогда они говорят , что им 18 лет и они готовы показать паспорт. Это при том, что алкоголь – с 21 года.

Вот вам третья черта зумеров – слабое знание матчасти и любой теории, которое заменено апломбом, пафосом и пузырями. Они готовы. Но паспорта ни у кого нет. Но они готовы. И это следующая черта – обязательное стремление взять на голый понт, развести на чисто базаре и вообще поднять максимум трескотни и гвалта.

Но продавщица непреклонна и непоколебима. Браво, НОВУС! Персонал выполняет законодательство на отлично. Ну оно и понятно: не сельмаг в райцентре, сеть большая, на виду, с именем, да под камерами, а штрафа кассиры боятся больше, чем увольнения, но все равно видно: работа с персоналом поставлена у людей серьезно. Так что – мой полный респект. Но дети продолжают кипеш.

И здесь – следующая черта: даже когда ежу понятно, что здесь ничего не вымутишь, зумер будет продолжать прыгать с шашкой наголо на танк. И тогда дети требуют администратора.

Вот вам и следующая черта зумеров: они никогда не откажут себе в качании прав, при этом не разбирая чинов и званий. Приходит администратор, любезно и участливо выслушивает вопли и сопли: бухло не продают!!! Он с огромным наслаждением посылает детей куда подальше. И уходит в явно приподнятом настроении. Но на этом история не заканчивается. Они осматриваются и видят меня. И угадайте что?

Пока вы угадываете, я напишу следующую черту зумеров – когда вы выкидываете их в дверь, они залазят через окно. Они подваливают ко мне с главным месседжем «Дядя купи бухло». Рассказывают мне, какой я у них свой чувак и что я должен их поддержать.

Это – следующая черта. Зумеру по жизни кто-нибудь что-нибудь должен. А точнее – все и всё. И в этом они не останавливаются ни перед чем. Таких фирменных черт забитых советских иксов, как зажиматься, стесняться и очковать взрослых у них нет ни в прошивке, ни в БИОСе.

А я стою такой. И у меня из бухла – только бутылка грузинского лимонада для Александры, которая прилетает. И я говорю им: «Ребята, вы гоните? Да у меня дочка вашего возраста, я бы вам вообще никогда бы ни капли не продал и не купил, ни без паспорта, ни с паспортом, ни с табелем за девятый класс». Еще хотел произнести фирменное наше, психпедовско-пионерлагерно-вожатское «А ну все по пещерам!», но разумно не стал этого делать. Мы хоть и дженерейшн Пи, но берега терять негоже даже нам. В общем, как вы поняли, зумеров я сильно обидел. Они надулись и оскорбились страшно.

И это – самая яркая их черта. Зумеры больше всего на свете любят обижаться и оскорбляться. Они обижаются на все. На жестокий мир. На не понимающих их взрослых. На капслок. На точку в конце написанной фразы. На старого козла, не купившего им пять ящиков вискаря, джина, ром-колы, пиваса и сангрии. И просто – на жизнь.

И вот иду я, простой советский икс из средней школы города Бердичева. Иду по стоянке к машине. В руках у меня пакеты со стейками и грузинский лимонад. А я вспоминаю моих одноклассников-иксов, не ходивших в супермаркет за вискарем, а тыривших самогон у паханов из бидонов в гаражах – кухни были общие, там не гнали самогон. А у меня отца не было, зато был отчим, из поколения послевоенного, бумер. И мама была из бумеров. Из советских, стальных. Про которых стихотворение «Гвозди бы делать из этих людей, не было б крепче в мире гвоздей». Мы так никогда и не поговорили с ней по душам. Я даже не помню, как она обнимала меня – видимо, я к моменту первых воспоминаний уже был слишком большим для этого.

И вот я все думаю об этих детях в НОВУСЕ. У меня ведь тоже дома свой зумер. И мне хочется быть ей хорошим отцом. А я даже не знаю, как это – не с чем сравнить, не было в детстве ничего похожего. Не стоял в Бердичеве в 80-х вопрос «быть хорошими родителями». Вопрос стоял по-другому: вырастить, чтобы куры не загребли. Всё. Это потолок. Но многих моих ровесников куры все-таки загребли и их давно нет в живых. А некоторые из тех, что живы, завидуют мертвым. А я вырвался. Всё ломился куда-то, стремился. Вроде получалось. Появлялось то то, то это, диковинное, чего никогда не было в бердичевской жизни. А потом появилась крикливая пузатенькая девочка с волшебными глазками. Но я не заметил, как эта малышка превратилась в зумера. Когда это произошло. Только вдруг внезапно натолкнулся на то, что когда хочу ее обнять или поцеловать, она наеживается, для поцелуя подставит макушку – и всё. Возраст такой.

Саша, между лагерями и путешествиями будет дома три дня. Нужно успеть рассказать ей о малышке с волшебными, бездонными глазками. Как я всё не спускал ее с рук – до годика, каждую ночь. А у меня с утра – бизнес, металлопрокат, трубы, станки, поставщики, смежники, и очень, слишком часто для жизни с такими ночами и такой малышкой – мрачные козлы вместо людей по бизнесу.

Нужно будет чаще разговаривать с ней и общаться по душам. Пока еще есть возможность. Я понял это, когда Саша впервые моталась все лето по лагерям и тусовкам. Я как-то спросил у одной древней старухи – что главное в жизни? И она ответила мне: «А успеть наобщаться со всеми, кого любишь, пока все рядом. Ведь так будет не всегда».

Успеть наобщаться.

Матеріал опубліковано мовою оригіналу. Джерело: Facebook.

загрузка...
Поділитись:

Додати коментар

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!