«Тарифы на газ нужно повышать независимо от требований МВФ»: интервью с экспертом по энергетике Карелом Хирманом

«Тарифы на газ нужно повышать независимо от требований МВФ»: интервью с экспертом по энергетике Карелом Хирманом

UA.NEWS
Автор
UA.NEWS
UA.NEWS
Поділитись:

За последние несколько лет над энергетической безопасностью Украины нависла серьезная угроза. Российский «Газпром» форсирует строительство обходных газопроводов «Северный поток-2» и «Турецкий поток» в страны Европейского союза, что может привести к потере украинской газотранспортной системой рентабельности и востребованности. О том, как Киеву преодолеть назревающий кризис в энергетике, о причинах повышения коммунальных тарифов, развитии собственной добычи газа и перспективах развития альтернативных источников энергии, в эксклюзивном интервью нашему изданию рассказал эксперт по энергетике Стратегической группы советников по поддержке реформ при правительстве Украины, советник по энергетическим вопросам премьер-министра Словакии (2010-2012) Карел Хирман.

Начнем с актуальных событий. После агрессии России в Черном море и захвата украинских моряков, посол США в Германии Ричард Гренелл разослал письма немецким компаниям, принимающим участие в строительстве газопровода «Северный поток-2», в которых предупредил их о введении санкций. Смогут ли США добиться остановки этого проекта?

Карел Хирман: Отвечая на подобные вопросы, я всегда привожу один пример из истории. В конце 70-х – начале 80-х годов СССР реализовывал строительство газопровода «Уренгой – Помары – Ужгород» через территорию Украины, далее в Словакию и страны Западной Европы. Тогда в Европе действовал «железный занавес», США вместе с союзниками контролировали Западную Германию и была в полном разгаре «холодная война». Администрация президента Рональда Рейгана ввела санкции против компаний, которые строили этот газопровод, затем присоединилась администрация премьер-министра Великобритании Маргарет Тетчер. Однако эта магистраль все равно была построена и по ней начались поставки сибирского газа из СССР, минуя «железный занавес» в Чехословакию, Западную Германию, Австрию, Францию и другие страны НАТО. Эта история говорит о том, что даже если против компаний-подрядчиков проекта «Северный поток-2» и введут санкции, то это усложнит им жизнь, но не остановит реализацию проекта полностью. Кроме того, пока что о санкциях против нашумевшего российско-немецкого газопровода только говорят. Да, в Конгрессе США подготовлены соответствующие законопроекты, но они все еще не утверждены и санкции пока не действуют. Строительству могут реально существенно помешать только новые правила ЕС, о которых сейчас идут дискуссии.

Карел Хирман
эксперт по энергетике
«Турецкий поток» технически намного опаснее для перспектив транзита газа через Украину, чем «Северный поток-2»

Также обратите внимание на характер отношений между администрациями Дональда Трампа и Конгрессом, да и вообще на актуальную ситуацию в американской политике. Я не хочу быть политологом, но Дональд Трамп и Рональд Рейган – два абсолютно разных политических лидера. Мне кажется, что Рейган был наилучшим президентом США со времен Второй мировой войны. Хоты бы потому, что он разрушил «железный занавес» и сделал многое для развала СССР. Но я очень сомневаюсь, что Дональд Трамп сегодня пойдет на какие-то резкие шаги в отношении Российской Федерации. Да и ситуация в Европе сегодня в корне иная, нежели в 70-е годы. Мы имеем Европейский союз другого масштаба, а Германия объединена, а не разделена на два государства.

Сейчас все говорят о необходимости остановить строительство «Северного потока-2». Посол США написал письма в компании-подрядчики с угрозами введения санкций. Но они, в конце концов, контрпродуктивны, поскольку вызвали очень негативную реакцию со стороны немецкого политического топ-менеджмента. Поставьте себя на место немца – кому понравится, что посол другого государства пишет такие письма? Вы слышали, чтобы посол США в Анкаре писал аналогичные письма против газопровода «Турецкий поток»? Либо чтобы Дональд Трамп или Конгресс резко высказались против этого газопровода? Нет. А «Турецкий поток», кстати, технически намного опаснее для перспектив транзита газа через Украину, чем «Северный поток-2».

Почему?

У «Газпрома» существует большая проблема технически закрыть поставки газа в страны Южной Европы. Даже если «Северный поток-2» будет достроен и заработает на полную проектную мощность, он технически не покроет необходимого объема поставок топлива своим клиентам на Балканах. Для этого России очень нужен «Турецкий поток» и для «Газпрома» он не менее важен, чем «Северный поток-2». В Кремле выучили уроки провала проекта «Южный поток» – там поняли, что необходимо четко следовать правилам европейского энергетического законодательства, и тогда все получится.

Сейчас идет строительство газопровода East Med. Он пройдет через территорию Израиля и далее через Кипр в Грецию с Италией, и должен поставлять 20 млрд кубометров газа в год из месторождения «Левиафан» с общим запасом в 3,5 триллиона кубометров. Повлияет ли как-то East Med на рентабельность «Турецкого потока» и перспективы его достройки?

Карел Хирман: Европа в ближайшее время будет нуждаться в больших объемах импортого газа. Сейчас прогнозируется резкий прирост импорта «голубого топлива» в связи со снижением и остановкой его добычи в странах ЕС. Например, в Голландии резко снижается добыча на газовом месторождении Гронинген (Gröningen) и эту «дыру» необходимо чем-то компенсировать. Именно за это сейчас ведется конкурентная борьба между иностранными поставщиками.

Заложенные East Med поставки газа из восточной части Средиземного моря – это интересный проект. Но проблема в том, что этот газопровод находится на этапе проектирования. Пока его утвердят и начнется строительство, уже будет достроен и начнет функционировать «Турецкий поток». Он будет наверное состоять из двух ниток – первая нитка будет предназначена для поставок газа исключительно турецким потребителям, а вторая – для стран Южной и Юго-Восточной Европы. Плюс, начнут возрастать поставки топлива с месторождения Шах-Дениз из Азербайджана. То есть, начнется конкуренция поставок газа из Сибири и Азербайджана. Но вряд ли эти две магистрали полностью удовлетворят потребности рынка Южной Европы. East Med не утратит свою практическую ценность, поскольку повышает конкуренцию и приносит газ из новых источников.

Но при этом тяжело отрицать, что новые проекты «Газпрома» это больше геополитика, чем экономика.

Да, я согласен, что «Северный поток-2» и «Турецкий поток» – это во многом геополитические проекты Кремля. Что это попытка обойти либо максимально снизить транзит газа через ГТС Украины и для «Газпрома» это приоритет №1. Однако напомню, что проекты этих магистралей возникли не в течение последних четырех лет, а разрабатывались еще с конца 90-х годов. В последние месяцы правления президента РФ Бориса Ельцина, я посещал Москву в статусе журналиста. В компании «Газпром экспорт» мне еще тогда на карте показывали обе нитки проектируемого газопровода «Северный поток» по дну Балтийского моря. Кроме того, Россия уже тогда строила «Голубой поток» по дну Черного моря в Турцию и газопровод Ямал-Европа через Белоруссию и Польшу в Германию. Газопроводы в обход Украины – это давние планы «Газпрома», здесь нет ничего нового. Это геополитика и коммерция.

Сегодня коммерческий аспект усиливается, поскольку из-за снижения добычи газа в Европе, спрос на российский газ будет возрастать. И сооружение таких обходных газопроводов – это коммерция для иностранных партнеров «Газпрома». На европейском газовом рынке царит очень жесткая конкуренция и газовые трейдеры заинтересованы участвовать в этих проектах, поскольку они улучшат их конкурентные позиции на рынке. Поэтому востребованность европейских компаний в таких газопроводах высока и будет оставаться такой в течение ближайших десятилетий.

Могут ли составить конкуренцию российским газопроводам поставки сжиженного газа в страны ЕС?

Карел Хирман: Для Европы очень важны поставки сжиженного газа уже несколько лет. Конкурентом этого топлива в Европе является газ, который поставляется по газопроводам. По газопроводам топливо может поставляться из шельфа в Норвегии, из Сибири, Северной Африки,  из шельфа Азербайджана и Каспийского моря, либо из шельфа Израиля и Кипра. Эти магистрали являются или будут конкурентами сжиженного газа, который готовы поставлять США либо Катар. Тем более, что президент США Дональд Трамп заявил, что для Америки важно завоевать свою долю на европейском рынке такого вида топлива.

НАК «Нафтогаз Украины» готовит иск против «Газпрома» на сумму $12 миллиардов в случае остановки транзита российского газа через Украину. В феврале 2018 года Стокгольмский арбитраж обязал «Газпром» выплатить НАК «Нафтогаз Украины» компенсацию в размере $2,56 млрд по газовым контрактам 2009 года. Насколько реально будет получить эту сумму? И насколько реальны шансы Украины выиграть иск на $12 миллиардов?

Карел Хирман: Я не могу делать подобных прогнозов, поскольку это очень тонкие юридические вещи. В свое время менеджмент «Нафтогаза» давал пессимистические прогнозы по иску против «Газпрома» относительно контракта на транзит 2009 года. Но как раз этот иск на сумму $4,6 млрд долларов НАК выиграла, а иск на $2 млрд по контракту на поставку топлива проиграла. В конечном итоге, «Нафтогаз» выиграл у «Газпрома» $2,6 млрд по двум отдельным искам. Все это результат блестящей работы группы юристов, которые обслуживали интересы украинской компании.

Сейчас «Нафтогаз» готовит в Стокгольмский арбитраж новый иск на $12 млрд. Как я понимаю из слов представителей НАКа На самом деле, это два иска. Первый иск на $10 млрд – это иск на компенсацию потерь из-за простоя ГТС Украины, которая готова к транзиту газа, но с 1 января 2020 начнет простаивать. Этот иск касается доходов, которые будет потеряны из-за того, что партнер полностью прекращает или резко снижает сотрудничество и нанесет в будущем серьезный финансовый ущерб. Второй иск на $2 миллиарда – это компенсация потерь за отсутствие доходов с дня оглашения решения арбитража по первому иску в феврале 2018 года и до 31 декабря 2019 года. То есть, за тот временной промежуток, который не был логично покрыт первым иском. Этот иск – тактическая игра «Нафтогаза Украины» и она правильна. Судебные разбирательства будут долго продолжаться. И одновременно «Нафтогаз» будет бороться за получение своих 2,6 млрд долларов США, а россияне будут сопротивляться. Но это уже борьба юристов.

Каковы перспективы подписания в ближайшее время нового контракта с «Газпромом» на поставку российского газа в Украину и его транзита в страны ЕС?

Карел Хирман: 21 января в Брюсселе состоялся  очередной раунд переговоров касательно будущего транзита газа из России через Украину в страны ЕС. По сравнению с предыдущими раундами переговоров, на этой встрече был достигнут определенный прогресс. Немаловажную роль в этом сыграла Еврокомиссия, которая задала хорошие конкретные рамки для переговоров о новом транзитном контракте. То есть, обе стороны могут отбросить идеологические разногласия и политику, и найти решение проблемы.

И что нужно для этого сделать Украине? Чего от нее ждут европейские партнеры?

Сегодня европейские трейдеры и транспортные операторы пристально наблюдают за тем, будет ли вовремя заключен новый контракт. Для многих из них транзит российского газа через ГТС Украины важнее реализации проекта «Северный поток-2» и достройки «Турецкого потока». Да, эти две магистрали, скорее всего, будут построены, и Украина вряд ли может помешать этому. Но Киев может озвучить предложения и начать бороться за транзит российского «голубого топлива» по украинской ГТС используя позицию ЕС и Германии, что транзит через Украину должен сохранится и в будущем.

Карел Хирман
эксперт по энергетике
Одной из ключевых проблем транзита российского газа в Европу является та, что Украина до сих пор сама не определилась, чего она хочет. Киев должен четко озвучить свое предложение российским и европейским партнерам

В связи с этим, Украине сейчас очень важно разработать и предложить свой проект нового контракта на транзит газа с 1 января 2020 года. Также европейским трейдерам важно знать имя нового партнера – какое юридическое лицо будет осуществлять транзит с начала 2020 года. Это будет НАК «Нафтогаз Украины», как сейчас, либо какой-то анбандлинговый (анбандлинг – процесс, посредством которого компания с разными направлениями деятельности сохраняет основной бизнес и продает активы, производственные линии, подразделения или дочерние компании с целью создания более эффективной структуры – ред.) оператор, либо «Укртрангсгаз» в той или иной форме? Это ключевой вопрос переговоров и на него пока нет четкого ответа.

Одной из ключевых проблем транзита российского газа в Европу является та, что Украина до сих пор сама не определилась, чего она хочет. Киев должен четко озвучить свое предложение российским и европейским партнерам. Да, Россия страна-агрессор, это действительно так. Но как ни крути, «Газпром» единственный партнер для транзита сибирского газа в страны Европейского союза. Именно российский монополист является владельцем и поставщиком этого газа, другого просто нет. При этом Украина, как и Словакия, являются всего лишь странами-транзитёрами. Ведь это не наш газ, мы лишь предоставляем услугу транспорта/транзита – с одной стороны поставщику, а с другой – покупателю в лице европейских трейдеров. Поэтому операторы газопроводной транзитной системы Украины и Словакии должны быть прозрачными и понятными для обеих сторон. В этом суть и анбандлинга и это главная предпосылка для заключения успешного транзитного контракта после 1 января 2020 года. Украине все еще не выполнила это «домашнее задание». Дискуссии продолжаются, но результата пока нет.

В Украине регулярно говорят о том, что на протяжении определенного количества лет, наша страна сможет полностью удовлетворить потребности в газе за счет собственной добычи. Возможно ли это в принципе?

Карел Хирман: Как инженер, я скажу, что да, это возможно. Украина – третья страна в Европе по потенциальным запасам газа после Великобритании и Голландии. Возможно сейчас уже даже и вторая, в связи с приближением закрытия месторождения «Гронинген» в Голландии. Но дело в том, что в Украине нет настолько больших месторождений, как в Западной Сибири или в Персидском заливе. Также пока не известен точный объем и места залежей сланцевого газа. К слову, несколько лет назад в Польше пытались наладить добычу сланцевого газа, но ничего не получилось, так как там его просто не оказалось в достаточном количестве.

Проблема в том, что здесь сложная геология – глубина залегания достигает 5000 метров. Месторождения расположены очень глубоко, и они мелкие, максимум – средние.

Карел Хирман
эксперт по энергетике
Украине нужны новые инновационные разработки, без них вряд ли получится резко увеличить собственную добычу настолько, чтобы в обозримые 3-4 года покрыть собственную потребность в «голубом топливе» и даже стать экспортером. Пусть маленьким, но интересным

Для разработки новых газовых месторождений, нужны два фактора – большие инвестиции и ноу-хау, то есть, знания. Если с первым еще можно как-то совладать, то с последним дела обстоят довольно сложно.. Ведь, например, инвенцию в разработку добычи сланцевого газа в США сделали не компании-гиганты вроде Exxon Mobil или Chevron, а малые и средние компании, которые с этим «игрались», шли в большой риск. И у них это получилось.

Украинские специалисты по добыче газа имеют богатый опыт. Украине нужны новые инновационные разработки, без них вряд ли получится резко увеличить собственную добычу настолько, чтобы в обозримые 3-4 года покрыть собственную потребность в «голубом топливе» и даже стать экспортером. Пусть маленьким, но интересным. Это уже будет совсем другая игра. Но опять же, об этом очень много говорят, но мало для этого делают, чтобы реально дать импульс для резкого и быстрого повышения внутренней добычи газа, чтобы этим путем быстро и целенаправленно пойти.

Достаточно ли правительство делает для развития собственной добычи газа? Какие еще шаги необходимо предпринимать?

Карел Хирман: Недавно в Украине были снижены ренты для новых газовых скважин. Ранее они были не интересны ни национальным, ни иностранным инвесторам из-за чрезмерно высокой ставки Правительство понизило ставки до уровня европейских, были упрощены административные процедуры для выдачи разрешений, и так далее. Но этого недостаточно, необходимо двигаться дальше. Законодательство Украины все еще недостаточно адаптировано для прихода инвесторов и ускорения собственной добычи газа.

Есть и другие проблемы. Одна из них – специфические отношения центра и регионов. На уровне Кабинета министров в этом направлении были сделаны хорошие и интересные шаги, но конечные разрешения на добычу должны выдавать на местах. Например, Полтавская область богата на газ для собственной добычи, но там местные власти этот вопрос не решают, и ситуация простаивает.

Еще одна большая проблема – это коррупция. Опять же, в Киеве процесс лицензирования добычи газа запустился прозрачно – компании справедливо начинают получают лицензии на добычу через аукционы и через систему госзакупок Prozorro. Но если взглянуть на уровень регионов, которые позже должны способствовать организации разработки, то я боюсь, что там не сделано ничего. Центральная власть должна сделать так, чтобы регион имел свой доход от добычи, но важно, чтобы это было прозрачно и правила были для всех одинаковыми. Нужно, чтобы это работало автоматически, а не зависело от мнения каких-то депутатов либо представителей местных властей. Должен работать механизм административного порядка – выполнил список требований к региону, получил разрешение. Если такая система заработает на уровне регионов, создадутся благоприятные условия для того, чтобы любой украинский либо зарубежный инвестор, в кратчайшие сроки начал добычу газа.

И еще один важный фактор – это снижение потребления «голубого топлива». Сегодня в Украине очень низкая энергоэффективность. По сравнению со странами центральной Европы и даже России, Украина в этом плане «пасет задних». Здесь на крышах домов зимой тает снег, потому что теплоносители по сути отапливают воздух. В Словакии или Польше снег на крышах не тает, ну разве когда уже наступает плюсовая температура, поскольку там в домах хорошо организована изоляция. В Украине же при минусовой температура и морозе, снег падает с крыш, потому что через крыши уходит теплый воздух из-за неэффективности и недостаточной изолированности зданий.

Помогает ли решить эту проблему государственная программа «теплых кредитов»?

Карел Хирман: В Украине уже создан Фонд энергоэффективности, теперь необходимо, чтобы он заработал. Это не сложно, учитывая опыт европейских стран. Сейчас в Словакии, Польше, Чехии и Венгрии полным ходом проходит модернизация жилых домов. Но это результат не работы последних нескольких лет, этот процесс начался во второй половине 90тых когда вопрос вступления этих стран в ЕС вообще не стоял. Страны центральной Европы просто приняли решение заняться повышением энергоэффективности жилых домов, поскольку понимали, что эту проблему нужно решать. В Украине же решением этой проблемы начали заниматься только сейчас. Но это претензия не к нынешней власти, а вина всех предыдущих правительств.

В Украине необходимо вкладывать средства в экономию энергопотребления, это хороший реальный обратный доход. Это реальное решение и социальных проблем, поскольку снижение энергопотребления удешевит и счета на оплату коммунальных платежей. Все остальное – это реальный популизм.

Карел Хирман
эксперт по энергетике
Украина имеет достаточно энергоемкую индустрию – металлургия, химия, тяжелое машиностроение, и так далее. Однако если посмотреть на показатели потребления энергии по сравнению с конкурентами из Европы, Азии и США, то у них эти расходы намного ниже. Конкурентноспособность украинских производителей снижается

Очень важно снижать потребление газа как в квартирах, так и в индустриальном секторе. Украина имеет достаточно энергоемкую индустрию – металлургия, химия, тяжелое машиностроение, и так далее. Однако если посмотреть на показатели потребления энергии по сравнению с конкурентами из Европы, Азии и США, то у них эти расходы намного ниже. Конкурентноспособность украинских производителей снижается, поэтому и там возникает потребность в проведении энергоэффективности. Если в Украине заняться снижением потребления и повышением внутренней добычи газа, то может стать маленьким, но очень интересным экспортером топлива на соседние рынки. Таким образом страна из объекта превратиться в субъект, станет игроком на этом рынке, и возникнет совершенно другая ситуация.

Стратегическая задача Украины сегодня – подписать долгосрочный хороший контракт с «Газпромом» на транзит газа с 1 января 2020 года, как минимум на 10 лет, а также достичь в ближайшие годы закрытия внутренних потребностей и стать экспортером «голубого топлива». Если это получится, Украина станет совсем другой страной и займет совершенно другую позицию на энергетическом рынке. Это не мечта, этого вполне реально можно достичь.

Как Вы оцениваете «плюсы» и «минусы» нашего рынка «зеленой энергетики», а также его потенциал?

Карел Хирман: Украина не изолированный остров – она расположена в Европе. Взглянем на опыт некоторых европейских стран: Чехии, Словакии, Германии, Испании. В этих странах 10 лет назад наблюдался бум «зеленой энергетики», тогда массово строились и запускались солнечные электростанции. Но это спровоцировало ряд проблем, которые мы до сих пор не можем решить.

Первая проблема – регулировка мощности таких электростанций? Ведь вопрос не только в том, чтобы построить такую станцию, а и в технической регулировке выработки. Когда погода солнечная, энергия вырабатывается в достаточном количестве. В такой ситуации, солнечная электростанция начинает отбирать выработку у ТЭС или ГЭС, то есть, у станций, работающих на угле, газе либо по принципу водной генерации. Разве что у АЭС мощность не уменьшишь, поскольку она не гибкая.

Но где брать электроэнергию вечером и ночью? Ночью солнца нет, энергия не вырабатывается, откуда ее взять в достаточном количестве утром? Или, например, с утра хорошая солнечная погода, но после обеда начинается летняя буря, резко снижается солнечная активность, и в течение нескольких минут эти электростанции перестают генерировать и поставлять достаточное количество энергии. Это заставляет усиливать гибкие регуляционные мощности традиционных электростанций, что приводит к большим дополнительным расходам.

Кроме того, в развитии солнечной энергетики есть еще одна проблема. Сегодня в Украине тариф на солнечную энергию составляет 150 евро за мегаватт в час. Это самый высокий тариф в мире, в Европе уже давно нет столь высоких тарифов. В период бума «зеленой энергетики» в Словакии ровно десять лет назад – 144 евро. Однако в течение двух лет, мы его быстро «закрыли». В Украине тариф в несколько раз выше рыночной цены и он имеет колоссальное давление на конечного потребителя. Вряд ли потребитель захочет оплачивать такую цену.

В связи с этим, Украине нужно также перейти на другую систему – внедрение аукционов на продажу «зеленой энергии». Сейчас в Верховной Раде разрабатывается соответствующий законопроект. Этим путем идут все страны, которые развивают альтернативную энергетику. Ведь если ничего не делать и продолжать все, как есть, в Украине начнутся проблемы, которые ухудшат состояние рынка и системы поставок электричества. В этом плане я согласен с «Укрэнерго» – менеджмент компании несколько раз давал «красный свет» и заявлял, что это угроза общему развитию энергетики страны. Они по европейским операторам видят, что происходит, если это развитие идет неправильным путем.

Какую роль в этом играет интеграция Украины в европейскую энергосистему?

Разумное развитие «зеленой энергетики» позволит Украине интегрироваться в общий европейский рынок электроэнергии. Европейские страны заинтересованы, чтобы энергосистема Украины стала частью общей энергосистемы ENTSO-E. Сейчас украинская энергосистема подсоединена к энергосистеме России и Беларуси, как во времена СССР. О необходимости ее интеграции в общую энергосистему Европы говорится уже более 10 лет. Однако реально стремиться к этому правительство начало только сейчас.

От того, как будет подготовлена и будет реализовываться программа мероприятий по включению Украины в ENTSO-E, будет зависеть эффективность этого процесса. Это не просто разговоры. Это строгие технические расчеты и мероприятия, которые необходимо осуществить на каждой украинской электростанции и облэнерго, чтобы они могли технически подключиться к общей энергосистеме Европы.

То есть, Украина пока не готова юридически и технически интегрироваться в энергосистему ЕС. Работать в замкнутом пространстве также невыгодно и нецелесообразно. Что же Киеву нужно сделать, чтобы приблизиться к европейским и мировым стандартам тарифообразования?

Карел Хирман: Интеграция Украины в единую энергосистему ЕС позволит снизить тарифы на электроэнергию. В Европе действуют региональные рынки – к примеру, физикально и коммерчески практически нецелосообразно  продавать электроэнергию, например, из Голландии в Словакию. Наш региональный рынок – это Чехия, Словакия, Венгрия, Румыния и он подключен к Германии. Это единый рынок, торговля идет свободно 24 часа в сутки, 365 дней в году. Нет никакой регуляции, нет никаких разрешений. Просто идет свободная торговля между трейдерами. Технически это обеспечивается национальными операторами, по типу вашей компании «Укрэнерго». В каждой из этих стран есть собственный национальный оператор, ответственный за энергосистему и территорию. Но это абсолютно единый, оптовый рынок и цены на электроэнергию как товар на нем ниже украинских.

Но в конечную цену для потребителя к этому еще добавляется тариф на поставку. Кроме того, в тариф дополнительно заложены расходы на «зеленую энергетику». Скажем, общий счет на 100 единиц, из них электроэнергия занимает 30-35. Остальная составляющая тарифа – это расходы на поставку, «зеленый тариф», поддержка добычи угля, фонд на закрытие ядерных электростанций, разные налоги, в т.ч. НДС. Именно к такой же формуле расчета тарифов должна прийти Украина.

Карел Хирман
эксперт по энергетике
УНынешние тарифы на электроэнергию, газ и тепло в Украине все еще занижены и их придется повышать в дальнейшем

В Украине сейчас ведутся активные дискуссии о стоимости электроэнергии – киловатт/час, либо кубометра газа. В конце концов, необходимо перевести на киловатт/час и энергоемкость газа. В то же время, очень мало дискуссий о расходах на поставку электроэнергии. Либо говорится о том, что облэнерго и облгазы – это плохие монополисты. Государство и Регулятор будут вынуждены решать проблему этих тарифов, искать способы поддержки «зеленой энергетики», внедрения этих показателей в счета потребителя. В тариф на производство электроэнергии также необходимо включить затраты на поддержку добычи угля, как это делают в других странах. Киеву рано или поздно придется внедрять эти подходы в регуляцию рынка и в тариф.

Нынешние тарифы на электроэнергию, газ и тепло в Украине все еще занижены и их придется повышать в дальнейшем. Взгляните на статистические данные «Евростата» (Статистической организации Европейской комиссии – ред.). Сравните украинские тарифы для населения с другими европейскими странами. В Украине они намного ниже европейских.

Кроме того, нужна профессиональная независимая регуляция, а также создание института охраны потребителя. Допустим, у меня в квартире холодно. В Словакии существует орган, который занимается такого рода проблемами. В Украине такой организации нет и потребителю банально некуда обратиться. Обращаться в к энергорегулятору нецелесообразно – это не его компетенция. В Украине необходимо создать институт энергоомбудсмена. Но с реальными полномочиями, чтобы он мог войти в эти процессы, контролировать, идти в суды. Нужен реальный орган, который этим будет заниматься.

То есть, цены на газ необходимо было повышать самостоятельно и независимо от требований МВФ?

Карел Хирман: Да, Украине никуда не деться от повышения тарифов. Причем МВФ в данной ситуации играет не ключевую роль, а лишь функцию «доктора». Он говорит «ты больной, ты не можешь так дальше, у тебя высокая температура, нужно это лечить». Да, сперва это будет некомфортно, лечение может быть будет даже хуже, чем протекание болезни, но в конце концов придёт выздоровление. Иначе нам вся система энергоснабжения обвалится.

И тут снова стоит обратить внимание на собственную добычу и манипуляции по этому поводу. Многие эксперты утверждают, что если взять внутреннюю добычу газа, то она будет очень дешевой и цены на топливо снизятся в разы. За последние 10 лет в Украине наблюдается в лучшем случае стагнация добычи газа. Если это так, что и при низких ценах на газ для населения была добыча прибылной и перспективной, почему мы не наблюдали за «газовой лихорадкой»?

Тут надо учесть важный нюанс – разницу стоимости добычи на старых и на новых скважинах. На устаревшей скважине расход на добычу мизерный, но и добыча снижается и с годами она уже тоже мизерная.  Поэтому необходима разведка новых месторождений и создание новых скважин по добыче «голубого топлива» и это требует привлечение огромных средств. И эти расходы надо закладывать и в цену на газ для населения. Иначе Украина в ближайшие годы вместо прироста добычи газа получит обратный результат – резкое снижение и рост зависимости от импорта, который будет намного дороже.

Якщо ви знайшли помилку, будь ласка, виділіть фрагмент тексту та натисніть Ctrl+Enter.

Автор: UA.NEWS
Поділитись:

Додати коментар

Такий e-mail вже зареєстровано. Скористуйтеся формою входу або введіть інший.

Ви вказали некоректні логін або пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!

Повідомити про помилку

Текст, який буде надіслано нашим редакторам: