Еврокомиссия видит диалог только «с позиции силы»: в стремлении экспансии «Газпром» судится с ЕС

Еврокомиссия видит диалог только «с позиции силы»: в стремлении экспансии «Газпром» судится с ЕС

Діденко Сергій
Автор
Діденко Сергій
UA.NEWS
Поделиться:

На фоне изменения законодательства Европейского Союза, «Газпром» отчаянно ищет способы спасти проект, который оказался под существенными рисками. Поэтому, газовый монополист решил судиться с Европой, потеряв половину Nord Stream 2.

Позиция Еврокомиссии является однозначной. Как недавно отметила новый глава Еврокомиссии, экс-министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен: диалог с Российской Федерацией необходимо вести «с позиции силы», потому что «Кремль не прощает слабости».

Законодательные преграды экспансии монополиста

Швейцарская Nord Stream 2 AG готовит судебный иск на власти Евросоюза. Как сообщает Reuters, Швейцарская компания Nord Stream 2 AG — дочернее предприятие «Газпрома», будучи единственным владельцем и оператором второй ветки Nord Stream 2, намерена добиваться через суд отмены поправок к газовой директиве Евросоюза, которая разрушили схему работы проекта, запретив «Газпрому» использовать больше 50% мощности трубы, говорится в релизе компании.

Несмотря на то, что российские власти в лице Минэнерго и топ-менеджеров «Газпрома» продолжают декларировать публично, что для Nord Stream 2 пока не существует никаких угроз, оператор проекта считает их реальным вызовом для стратегии монополиста.

Изменения европейского законодательства носят дискриминационный характер, отмечает Nord Stream 2 AG. Компания подает иск в суд общей юрисдикции с требованием отменить закон, принятый Европарламентом в апреле 2019 года.

Напомним, газовые директивы Европейского Союза – это свод законов, регламентирующих газовый рынок в рамках ЕС. Директивы выписаны в духе жесткого антимонопольного законодательства с целью контроля поставщиков-монополистов, владеющих сетями распределения и поставки энергоресурсов (трубопроводами) к потребителям. Введение изменений в газовых директивах Евросоюза, обусловили влияние на все будущие газопроводы из третьих стран, главным образом «Северного потока-2». Европейцы пришли к согласию относительно урегулирования спорных моментов  трубопровода, проложенного по дну Балтийского моря из России в Германию.

Механизм правовых препятствий

В то время, подавляющим большинством голосов (465 — за, 95 — против при 68 воздержавшихся), парламентарии утвердили правки, согласно которым нормы третьего энерго-пакета ЕС будут применяться и к морским газопроводам из других стран в Европу.

Соответствующие проекты, включая «Северный поток — 2», должны соответствовать европейским нормам конкуренции: поставщик газа («Газпром») не может быть одновременно владельцем трубы, более того, при этом доступ к мощностям газопровода должны иметь независимые добывающие компании.

Напомним, комитет постоянных представителей Евросоюза утвердил 20 февраля текст поправки к газовой директиве ЕС, в которой требуется, чтобы морские трубопроводы подчинялись тем же нормам, что и сухопутные: одной компании (в конкретном случае речь идет о «Газпроме») запрещается быть одновременно и продавцом газа и владельцем трубы. Отмечается, что доступ к трубе должны получить независимые поставщики.

Провальное лоббирование устранения поправок

Поправки предложены в 2017 году Еврокомиссией, которые более года блокировала Германия, в 2019 году было наконец принято. Ситуация резко изменилась в результате вмешательства Франции, заявившей в феврале о «стратегических проблемах», которые придаст Nord Stream 2 в «и без того напряженные отношения России с Европейским Союзом».

Попытка создать новую «лазейку» для второй ветки потока провалилась. Германия добивалась права вводить исключения из газовой директивы на том основании, что является страной, принимающей газопровод. Ведь в условиях новых правил, де-факто «Газпром» сможет использовать только половину от мощностей трубы – 27,5 млрд кубометров в год вместо запланированных — 55 млрд кубометров.

Однако, в итоговой версии документа, у Берлина осталось лишь право запросить такие исключения, а окончательное решение возможно только при одобрении со стороны Еврокомиссии.

Напомним, согласно поправкам директивы ЕС, исключение из новых правил могут получить только те трубопроводы, которые уже достроены до момента их вступления в силу.

Большие надежды «Газпрома» переломить ситуацию, которые возлагались на будущую ротацию кадров в Брюсселе, с перспективой избежание блокировки проекта, также не оправдались.

Новый глава Еврокомиссии, экс-министр обороны Германии Урсула фон дер Ляйен, на прошлой неделе фактически продублировала позицию своего предшественника — Дональда Туска.

Nord Stream 2 несет «угрозу чрезмерной зависимости от российских энергоносителей», отметила фон дер Ляйен, добавив, что диалог с Российской Федерацией необходимо вести «с позиции силы», поскольку «Кремль не прощает слабости».

Относительно Nord Stream 2, то правильным решением остается «разделение функций», так называемый анбандлинг (unbundling), заявила фон дер Ляйен: одна компания не может быть одновременно и поставщиком газа, и владельцем трубопровода.

Выполнить требования «Газпром» не в состоянии: до Nord Stream 2 подключены только его месторождения, более того, ни одна российская компания не обладает правом экспорта трубопроводного газа.

Оценка экономических последствий

Стоит отметить, что в строительство трубопровода по территории ЕС уже инвестировано 3 млрд евро, а совокупный эффект оценивается в 5 млрд евро и 31 тыс. рабочих мест.

В проект было вложено существенные финансовые ресурсы в инфраструктуру. При утверждении проекта, инвестиционный риск был принят. Дальнейшие изменения правового регулирования газового рынка ЕС обусловили правовые риски, которые экстраполирует существенный инвестиционный риск. Новое регулирование было неожиданным для монополиста, которое кардинально изменило правила собственности и управления инфраструктурой трубопровода.

При утверждении инвестиционного проекта Nord Stream 2, окончательное решение принималось несколько лет назад. За период реализации инвестиционного проекта понесенные расходы на миллиарды евро, взятые колоссальные финансовые обязательства. При этом строительство и работа трубопровода планировались в расчете на действующее, на момент принятия решения, законодательство, — подчеркнул глава Nord Stream AG.

На практике это означает, что вторая ветка потока останется полупустой — «Газпром» сможет использовать только 50% мощности, что увеличивает срок его окупаемости и негативно влияет на инвестиционную привлекательность проекта.

Кроме правовых рисков, существенные инвестиционные риски обусловливает Дания. Через позицию Дании, строительство газопровода может затянуться на несколько лет. Отсутствие разрешения Дании на прокладку в ее территориальных водах газопровода Nord Stream 2 ставит под угрозу его своевременный запуск, что «вызывает озабоченность, или даже панику», — комментируют близкие к проекту Nord Stream 2.

В итоге отметим, после вступления в силу директивы ЕС, условия работы «Газпрома» могут приобрести кардинальных изменений. Это провоцирует существенную неопределенность для монополиста, которая, вероятно, в конечном итоге обусловит распад «Газпрома» на несколько компаний. Предположительно, одна из компаний будет заниматься транспортировкой, вторая — добычей, третья — реализацией природного газа.

 

Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!