$ 40.76 € 43.71 zł 10.06
+22° Киев +24° Варшава +33° Вашингтон
Режиссер ленты «Мы были рекрутами» Любомир Левицкий: о новой милитари-культуре Украины, вдохновении для съемок и продвижении фильма за границей

Режиссер ленты «Мы были рекрутами» Любомир Левицкий: о новой милитари-культуре Украины, вдохновении для съемок и продвижении фильма за границей

04 Травня 2024 11:45

В украинский кинопрокат 2 мая вышел мокьюментари-фильм «Мы были рекрутами» о бойцах Третьей отдельной штурмовой бригады ВСУ. Режиссер фильма Любомир Левицкий в эксклюзивном интервью для медиа UA.NEWS отметил, что хотел показать через фильм новую украинскую милитарную культуру и крутизну наших военных - именно это вдохновило его на съемки. После украинского проката (а картину взяли все 145 кинотеатров Украины) команда планирует продвигать фильм по всему миру, в том числе и на ТОП-стриминговых платформах.  

Как проходил процесс съемок фильма "Мы были рекрутами", как фильм будут популяризировать за рубежом и почему режиссер выбрал достаточно необычный для украинского зрителя жанр - читайте в новом интервью Любомира Левицкого.

Любомир Левицкий – украинский кинорежиссер, продюсер, сценарист. Кроме фильма "Мы были рекрутами" на его счету такие известные работы как "Штольня", "Тени незабытых предков", "Бешеная свадьба 3", "#SelfieParty" и многие другие.



Что вас вдохновило и побудило снять фильм "Мы были рекрутами"?

Любомир Левицкий: На съемки фильма меня сподвиг тот факт, что социум не до конца понимает наших военных. Не до конца понимает кто это, что это за люди, какая у них философия, почему они воюют, чего боятся. И на просторах Youtube я не встречал каких-то интервью, которые бы до конца мне это открыли.

Во-вторых, я очень вдохновляюсь новой украинской милитарной культурой, которая сейчас создается. Она действительно уникальна, включает много разных коммьюнити. Например, один из наших партнеров – это социальный проект ГАЛЬТ, объединяющий между собой разные милитари-сообщества, в частности известный каждому военному проект PSDInfo. Это о философии профессионалов, о культуре патчей, разном мерче. Это то, что сегодня в определенной степени мотивирует многих людей присоединиться к Вооруженным силам. И мне хотелось показать нашу современную милитари-культуру через конкретных людей – действующих военных 3 ОШБр.

В-третьих, я стремился найти форму, в которой можно донести до зрителя актуальное кино о времени, в котором мы живем, о ценностях. Но чтобы там не было фокуса на страданиях, которые мы проживаем. А больше фокус на таком-то рок-н-ролле. Я стремился показать наши победные и сильные моменты, вдохновляющие крутых людей. Потому что сегодня, к сожалению, за границей – я сейчас очень крамольно скажу – прием, когда мы жалуемся, уже не работает. Нас уже не жалко. Люди привыкли к тому, что нас бьют и что мы сражаемся. Но они любят вдохновляться крутыми людьми, то есть теперь нужно их вдохновлять, показать, какие мы крутые через такие фильмы,через подобные проекты. Я считаю, что таких фильмов как "Мы были рекрутами" должно быть десятки.

Как планируете продвигать фильм на зарубежную аудиторию?

Любомир Левицкий: Есть такое правило: если фильм успешен дома, то он будет успешен везде. И если мы увидим, что наша аудитория его оценила, мы продолжим его продвигать еще активнее.

На сегодняшний день ленту взяли 145 кинотеатров - это все кинотеатры, которые есть в Украине. Так что запрос есть. В широкий кинопрокат фильм вышел 2 мая. Если будет внимание зрителей, лента будет продлена в прокате.

Далее мы планируем показать фильм "Мы были рекрутами" компании Netflix. Но нужно посмотреть, изменились ли критерии отбора у этого сервиса. Потому что сейчас данные платформы свидетельствуют, что украинские зрители не будут смотреть милитари-контент. Чтобы вы понимали, сегодня Netflix отказывает всем военным фильмам!

Мы ожидаем, что скоро это изменится. К примеру, недавно была история с картиной "20 дней в Мариуполе". Сначала Netflix им отказал, а когда фильм завоевал Оскар, его взяли на Netflix. И это может повлиять дальше каскадом на нас – зрители Netflix посмотрят его, данные стриминговой платформы изменятся и они возьмут и наш фильм. Если с Netflix не выйдет – мы покажем картину другим американским платформам, посмотрим, что скажут они.

Если и этот вариант не сработает, мы рассмотрим возможность опубликовать нашу ленту в открытый доступ на Youtube и начнем продвигать ее за рубежом. Наша команда обязательно хочет делать скрининг аудитории. Мы планируем специальные показы в столице США Вашингтоне, мы хотим показать этот фильм и военным сообществам, и конгрессменам. Чтобы они посмотрели, как работает их оружие в Украине, и в каких надежных руках оно находится. А также чтобы они почувствовали и поняли наших воинов и нашу культуру.

У меня есть большое желание продвигать "Мы были рекрутами" за границей. Но не фестивальным путём. Фестивальные фильмы обычно очень драматичны, они требуют реалистичных сцен. "Мы были рекрутами" не является фестивальной работой, но и фановым кино я бы его не назвал. Это скорее жанр, цель которого вдохновить.



Почему фильм "Мы были рекрутами" сняли именно в таком необычном для многих стиле?

Любомир Левицкий: Это необычный стиль для людей, но для меня это мой родной стиль. Это то, что люди называли "американщиной", когда я снимал фильмы "Штольня" и "Тени незабываемых предков". Российское кино тогда звали "оттечественным", а мои фильмы "американщиной". А теперь я хочу сказать: «И что, где американщина? Это все наше на самом деле!”.

Я думаю, что нет ничего лучше, чем сегодня показывать ребят, рискующих каждый день, именно в таком ключе – крутыми и смелыми. Хочется не бояться этой крутизны, потому что мы постоянно скромничаем, но на самом деле нет смысла скромничать. Наши ребята – самые крутые, они воюют против одной из сильнейших армий мира, героически дают отпор. Так чего здесь стесняться, надо их показывать очень круто.

Как подбирали музыку к вашему фильму?

Любомир Левицкий: Музыка – это отдельная и очень важная часть нашей работы, потому что на ней очень многое держится.

Мне хотелось сбалансировать написанную музыку и музыку от групп. Взять треки групп, которые уже известны, но еще не спопсились. Некоторую музыку мы писали, некоторую покупали, все это делалось довольно долго и сложно.

Под каждого героя я стремился создать свой стиль, свою музыку и свой отдельный вайб. Если для Дацика это рок-н-ролл, то для Истока – более драматическая музыка.

Также хотелось показать, что боевые действия бывают не только страшными, но и что у них может быть много драйва, и именно это вдохновляет бойцов.



Были ли какие-либо технические сложности во время съемок?

Любомир Левицкий: Технических трудностей не было. Но была проблема с внедорожниками HMMWV, у нас их забрали посреди съемок, и нам пришлось их оперативно искать. А найти их было тяжело, потому что все они на фронте.

Я чувствую, что за этим проектом стоят какие-то высшие силы. Потому что все проблемы, случавшиеся на нашем пути, каким-то странным образом разруливались через случайных спонтанных людей, которые появлялись в последнюю секунду и все начинало работать.

Где происходили съемки фильма?

Любомир Левицкий: Мы снимали в Киевской области, а также немного на восточном направлении. Но я не могу раскрывать локации, потому что они до сих пор стратегические. Мы пытались снимать в тех точках, куда сможем безопасно провести нашу группу и не подвергать ее стрессу – ведь в стрессе получается совсем другой материал.