$ 39.6 € 42.28 zł 9.77
+7° Киев +3° Варшава +11° Вашингтон
«Мы не можем начинать экономическую войну с Польшей, это нонсенс» – украинский дипломат Юрий Мушка о блокаде украинской границы

«Мы не можем начинать экономическую войну с Польшей, это нонсенс» – украинский дипломат Юрий Мушка о блокаде украинской границы

19 Лютого 2024 11:26

Блокада украинской границы с Польшей длится уже три месяца, сначала протестовали польские перевозчики, а сейчас – аграрии. Почему эти события являются очень плохим прецедентом, почему польские власти не остановит вышедшие за пределы правового поля протесты и существуют ли реальные пути урегулирования ситуации – в интервью медиа UA.NEWS рассказал известный украинский дипломат, бывший посол Украины в Венгрии, Республике Корея и Словакии Юрий Мушка. Интервью записывалось на ивенте Европейской Бизнес Ассоциации "Global Outlook".



 

Какие на сегодняшний день существуют дипломатические механизмы, чтобы разрешить ситуацию с блокированием границы в Польше?

Юрий Мушка: У нас есть возможность начать механизм разрешения споров с Европейским Союзом. Торговый представитель Украины Тарас Качка инициировал его. Но поляки замахали руками и предложили договариваться. Мы всегда за диалог, поэтому нет проблем – давайте договариваться.

Но, к сожалению, характер процессов меняется, а сама блокада остается. Вчера были перевозчики, сегодня аграрии, завтра еще кто-то. Это плохой пример и плохой прецедент, который не следует продолжать.

Мы можем вести диалог. Нигде в демократической Европе нет понятия блокировки аэропорта, блокировки атомных станций, блокировки автобанов или пунктов пропуска на границе. Это может иметь непредсказуемые последствия. И это запрещено законом.

Власть должна выслушать митингующих, сказать согласна или не согласна с их требованиями. Далее парламент должен сказать свою позицию, поддержать или не поддержать закон, ввести или отменить ограничения. Вот так работает механизм демократии.

Но наносить вред другому государству… Не говоря уже о том, что эти протесты в Польше привели к смерти трех водителей. Люди погибли и у меня вопрос, за что?

То есть, чтобы прекратить блокаду границы должна быть прежде всего политическая воля?

Юрий Мушка: Именно. Напомню, что в Венгрии тоже были протесты. Заблокировали ли границу в Венгрии? Нет. Хоть одну дорогу перекрыли? Нет.

Хотя именно Венгрию чаще всего критикуют за отсутствие проукраинской позиции…

Юрий Мушка: Потому что есть порядок в государстве и выполняется закон. Митингующие высказались, власти приняли это во внимание. Причем протесты были четко с 9 до 13 часов и без блокад.

В Венгрии ни один полицейский не позволит перекрыть дорогу республиканского, государственного значения. Это запрещено.

Если политической воли по прекращению блокады не будет?

Юрий Мушка: Мы не можем начинать экономическую войну или что-то блокировать со своей стороны (у нас это тоже запрещено, кстати). В Украине идет война, поэтому это невозможно и ведет нас в тупик. Это нонсенс, и между хорошими соседями такого не должно быть. И наши польские коллеги прекрасно это понимают.

Другое дело, что внутренняя политика влияет на ситуацию. Политики же держат хвост по ветру, улавливают настроения людей. Но это не должно влиять на нас. Поэтому эту ситуацию польские власти должны уладить сами. И поверьте, если у них не будет желания, то мы их не заставим.

А ЕС сможет вынудить?

Юрий Мушка: Пока он заставит, очередь из фур протянется до Житомира. Пока этот механизм рассмотрят, пока выстроят общую позицию… Европейский Союз – это не центральный комитет партии, который кого-то может заставить сразу.

Возможно, есть какие-то креативные решения, которые смогут помочь остановить блокаду? Чтобы украинский бизнес вел диалог с польским?

Юрий Мушка: Наши информационные источники и информационная кампания должны показать польскому бизнесу, что его ущерб от блокады даже больше, чем у нас. 

Хотя и наш ущерб нам тоже болит, потому что для Украины важен каждый товар. Конечно, есть товары, которые идут без очереди. Но ведь есть и многие другие вещи, приближающие победу - от различных деталей и оборудования до медицинских средств, в которых нуждаются наши воины. Речь идет о жизни людей. Мне все равно, дороже будет та мебель или дешевле - я или не куплю или заплачу. А как заплатить за жизнь нашего воина? Вот почему это недопустимо сейчас.

Более того, это непорядочно со стороны наших партнеров, даже тех же крестьян (Польской крестьянской партии – ред.). Они ведь понимают, что у нас война. Будь мирные времена, то поверьте, диалог был бы совсем другим. Но сейчас у нас критический период.



Сегодня часто можно услышать мнение, что украинские аграрии выигрывают у европейских в честной конкуренции, даже несмотря на войну и обстрелы. Почему вообще сложилась такая ситуация?

Юрий Мушка: Потому что разные условия. Нельзя сравнивать сельское хозяйство Словакии, Венгрии и Украины. Там товарное производство осуществляют на 30 – 40 гектарах. Десять тысяч гектаров – это ты уж очень большой миллионер и латифундист.

В Украине же если твой банк земли меньше 100 тысяч гектаров, то с тобой никто и разговаривать не будет. То есть у нас дешевле, потому что на большей площади идет крупнотоварное производство. Кроме того, у нас традиционно сельское хозяйство развито, то есть у нас есть культура в сельском хозяйстве.

А более дешевая рабочая сила?

Юрий Мушка: Я бы не сказал. Потому что у ЕС тоже не самые лучшие зарплаты в сельском хозяйстве.

Другое дело, что у нас есть черноземы. То есть при всех равных возможностях, у нас все равно растет лучше из-за природных условий – сугубо Богом данной вещи.

И к мелкому товарному производству мы вряд ли вернемся, потому что это невозможно. Покупать трактор на 20 тысяч гектаров и покупать его на 100 гектаров – себестоимость продукции будет разная. Хотя эти вещи дотируются в ЕС, когда-то эти тракторы давали за полцены, но это все равно невыгодно. Поэтому комбайн, как правило, нанимают. Он работает месяц или две недели, а удерживать его нужно круглый год. Но когда у тебя 100 тысяч гектаров, тогда уже нужен свой комбайн. Вот в чем разница, и она будет объективно.

Почему в Европейском Союзе вопрос сельского хозяйства наиболее сложный? Потому что вы не знаете сколько уродит и сколько Бог даст на следующий год. Это нереально урегулировать, это природа. И потому здесь всегда будут проблемы.

Сейчас аграриев в ЕС часто сравнивают с шахтерами в Британии…

Юрий Мушка: Но потом Тэтчер это прекратила, ликвидировала их как класс. Это во-первых.

А во-вторых, сельское хозяйство – очень важно, но это 3% населения и 3% в ВВП, а кричат как 97%. Популизм. Я не говорю, что нужно кого-то унижать или не уважать - никоим образом! Но три процента населения должны выражать мнение трех процентов населения, а не 40% или 100%.