$ 38.05 € 41.2 zł 9.54
+8° Киев +11° Варшава +8° Вашингтон
Привлечение инвестиций для частного сектора и вступление Украины в ЕС: президент МПА Галина Хейло рассказала, как прошел European Business Summit

Привлечение инвестиций для частного сектора и вступление Украины в ЕС: президент МПА Галина Хейло рассказала, как прошел European Business Summit

07 Грудня 2023 14:38

Президент Международной платежной ассоциации «МПА» (ранее Украинская ассоциация платежных систем, УАПС) Галина Хейло посетила European Business Summit, одно из важнейших и крупнейших бизнес-событий Европы. Она представила Украину, говорила с партнерами о привлечении инвестиций и развитии украинских бизнесов.

В интервью UA.NEWS Галина Хейло подробнее рассказала о том, как состоялся European Business Summit и как там «прозвучала Украина».



Расскажите о представлении Украины на European Business Summit, как это происходило?

Галина Хейло: Я присутствовала на двух крупных мероприятиях. Первые два дня посещала Европейский бизнес-саммит, на третий день посетила Европейский парламент, общалась с парламентариями. Присутствовала как вице-президент Ассоциации украинских банков, президент Международной платежной ассоциации.

Европейский бизнес-саммит проводится раз в год, считается, что это одно из самых значимых событий в жизни Европейского Союза. Он определяет тренды, пути, по которым будет двигаться бизнес в ЕС. Также это и работа над ошибками.


Kent Walker – President of Global Affairs Google


Как Украина обсуждалась на Европейском бизнес-саммите?

Галина Хейло: На самом саммите Украина не была в центре внимания, но, понятно, что нельзя не коснуться крупнейшей войны в Европе со времен Второй Мировой войны. Но когда я была в Европейском парламенте, общалась с депутатами, оба говорили исключительно об Украине и перспективах сотрудничества.



Damian Boeselager – German business consultant, journalist and Volt Europa politician who has sat in the European Parliament since being elected in 2019.

Что касается ЕБС: все говорили, что путин – зло, Украина должна победить, нашу страну надо поддерживать, говорили о выделении 50 миллиардов макрофина в формате кредитов и грантов.

Но для меня наиболее концептуальным стало выступление премьер-министра Бельгии, Александра Кроо.



Он сказал, что сейчас ЕС насчитывает 27 стран и этот союз комфортен именно для такого количества государств. А если его увеличивать, то для этого нужно, чтобы те страны, которые являются кандидатами на членство в ЕС, изменили свое законодательство, стандарты, обеспечили выполнение определенных условий и тому подобное. Евросоюз, в свою очередь, тоже должен провести реформы, разработать соответствующее законодательство, чтобы объединить больше стран. Я считаю, что это мог быть намек о том, что Украина не скоро станет членом ЕС.

Внутри ЕС есть сейчас странные тенденции. Страны пытаются закрыть свои границы, «двери в Евросоюз». Например, Германия закрыла границы и польские товары невозможно ввезти в страну.

Он отметил, что ЕС всегда шел к общему рынку товаров, а сейчас, когда страны отделяются, каждая страна снова формирует свой рынок товаров. Это точно нехорошо для Евросоюза как организации.

Как европейский бизнес и чиновники видят перспективы Украины? Какие проблемы поднимались в общении?

Галина Хейло: Одним из направлений развития, о котором говорили с европарламентариями – усиление связи между украинским бизнесом и европейскими инвесторами. Это с одной стороны.



С другой стороны европейцы признают, что из-за полномасштабного вторжения развитие Украины остановилось на годы, если мы говорим не об «оборонке». И здесь единственным виновником является россия.

Но еще много разговоров было о коррупции в Украине и здесь рф уже ни при чем. Прямо скажу, слово «коррупция» встречалось почти в каждом предложении. Это раздражает, но и ответить что-то трудно.

Например, европарламентарий из Германии много спрашивал меня, как сделать так, чтобы и помогать и при этом быть уверенным, что деньги не будут украдены чиновниками.

И что Вы предложили?

Галина Хейло: Выход есть – давать деньги не государству, а частному сектору, помогать малому и среднему бизнесу.

Например, банк ЕБРР выделяет средства через банки Украины, чтобы они могли кредитовать частный сектор. Проблема в другом. ЕБРР не хочет работать с малыми банками в Украине. Ему интересно отдавать сразу большие суммы в один банк. А крупные банки в Украине – государственные. И поэтому ЕБРР, так или иначе, выделяет деньги государственным банкам, чтобы они потом финансировали клиентов. Если все же Европейский банк реконструкции и развития будет работать с малыми банками, то это и будет механизм, как отдавать деньги в частный сектор без участия государства.


Debora Revoltella – Director of the Economics Department European Investment Bank


Какие могут быть гарантии от частного сектора для ЕБРР, если вдруг украинский банк обанкротится?


Галина Хейло: Коммерческий банк, большой или небольшой, не может обанкротиться просто так. ЕБРР тщательно проверяет тех, кому дает займы. Поэтому здесь нет особого риска.

А вот со страхованием есть большие проблемы, несмотря на то, что Офис по привлечению инвестиций разрабатывал программы страхования. Пока что они не очень работают.

Что является трендами в европейском бизнесе сейчас, куда он движется, как он себя видит?

Галина Хейло: На этом форуме очень много внимания уделялось зеленой энергетике, вопросам возобновляемой электроэнергии. Это был, я бы сказала, хедлайнер саммита. Очень много внимания было уделено именно энергетике. Мне понравилось то, что и парламентарии, которые выступали, и члены Еврокомиссии, и просто представители очень крупных компаний, которые являются очень значимыми в сфере энергетики, все честно говорили о том, что в ЕС сейчас плохие дела с темой энергетики.


Vlad Gheorghe – Romanian politician who is currently a member of the European Parliament


Они признали все ошибки последних лет, в частности, то, что ЕС был «подсажен» на российский газ, и то, что доля ядерной энергетики снизилась с 30% до 15%. Также они говорят о том, что из-за этих ошибок не уделялось достаточно внимания зеленой энергетике. Этим воспользовались другие страны, например, Китай – сейчас 80% этих солнечных панелей являются китайскими. Европейскому Союзу сейчас очень сложно найти конкурентную нишу в этой сфере.

Обсуждались и глобальные рынки. Был вице-президент Amazon, он говорил, что на примере их компании можно создать различные глобальные маркетплейсы, например, отдельно логистики, продуктов питания и т.д. Сейчас Amazon уже является глобальным рынком, но, в основном, промышленных товаров, а его можно расширить.



Russel Grandinetti – Senior Vice President Amazon

Так в ЕС признали, что были зависимы от российских энергоносителей и что это было ошибкой?

Галина Хейло: Да, они честно об этом говорят и признают, что это была ошибка Европейского Союза. Сейчас эту проблему хотят решать комплексно. А зеленая энергетика – один из путей, как можно чуть больше быть конкурентоспособными. Сейчас, например, в США энергоносители в четыре раза дешевле, чем в ЕС.

США часто определяют КНР как главную опасность, несмотря на тесные экономические связи. Как «китайский риск» оценивают в Европе? Хотя бы с точки зрения зависимости от производственных мощностей азиатского гиганта.

Галина Хейло: Если говорить о производствах вне зоны ЕС, то в первую очередь говорили о Северной и Южной Америке. Именно туда многие компании выходят из зоны ЕС. Эксперты отмечали, что для экономики Евросоюза это плохо. Основная причина, почему это происходит – высокие налоги. Вторая – печально известная европейская бюрократия.

Бюрократию можно уменьшить за счет диджитализации. В это направление смотрят?

Галина Хейло: Да, на форуме также очень много внимания уделялось диджитализации. О том, что она может облегчить жизнь граждан и бизнеса, сэкономить время и деньги. Все понимают, что от части бесконечного бумажного документооборота надо избавляться. С другой стороны существующие процессы и нормы вытекают друг из друга. Поэтому, если что-то одно удалить или упростить, другое может рухнуть. Поэтому все осторожно относятся к диджитализации.