$ 38.05 € 41.2 zł 9.54
+8° Киев +11° Варшава +8° Вашингтон
Безопасность труда во время войны: почему это важно для энергетиков и возможно ли нормировать риски

Безопасность труда во время войны: почему это важно для энергетиков и возможно ли нормировать риски

30 Листопада 2023 19:33

Несмотря на разрушение отдельных объектов российскими обстрелами и высокие риски безопасности для персонала - предприятия энергосектора удерживают стабильность системы и готовятся к новой сложной зиме. При таких условиях насущным для них является вопрос безопасности сотрудников. Как улучшить работу уже налаженной системы охраны труда и усовершенствовать законодательную базу обсуждали во время Форума "Безопасность и охрана труда в энергетике 2023", который прошел в Киеве. Подробнее о вызовах для энергетических предприятий агентству UA.News рассказала Татьяна Аристова, начальник Службы охраны труда ЧАО "Укргидроэнерго".

 

Насколько усложнилась работа Службы охраны труда "Укргидроэнерго" после начала полномасштабного вторжения РФ?

Татьяна Аристова: Первое, что связано с войной. Наш филиал - Каховская гидроэлектростанция - разрушена. Персонал ГЭС - некоторые остались на территории Украины и устроились на работу в других филиалах. Некоторые - выехали, люди остались без жилья. В целом Украина потеряла большую мощную гидроэлектростанцию. Хотя в свое время у нас было запланировано расширение Каховского гидроузла, связанное со строительством Каховской ГЭС-2.

Что касается других филиалов. У нас пострадало оборудование, мы его восстанавливаем. Но такая же ситуация - у многих энергетиков.

Тяжелее стало работать с точки зрения тревог, опасности. Настоящих бомбоубежищ по всей Украине не было и нет. Мы обустроили приспособленные помещения, но это не решает проблемы. Кроме того, во время воздушной тревоги работы прекращаются, а очень много срочных задач, которые надо выполнять. Вместе с тем мы заботимся о людях и у нас, согласно приказу нашего генерального директора, однозначно все должны оставлять свои рабочие места и идти в укрытие.

На фоне обстрелов и других военных опасностей мы обязаны выполнять все требования охраны труда и техники безопасности, чтобы не было травматизма. Как бы мы ни спешили устранить замечания и восстановить оборудование - мы обязаны делать это с соблюдением требований охраны труда.



То есть во время войны у Вас - сверхсложная задача...

Татьяна Аристова: Да, потому что любая травма на производстве - это расследование. Это очень большой объем работы, оформление актов. Ну, и последствия для тех из-за кого произошел несчастный случай, кто нарушил определенную подготовку и выполнение работы. За этих людей мы тоже волнуемся...

Поэтому с одной стороны - мы должны быстрее сделать, а с другой - заботиться о безопасности не только того, кто пострадал, но и тех, кто отвечает за пострадавших.

Какие еще вызовы встали перед энергетическим сектором?

Татьяна Аристова: Вызовы законодательной базы. Закон "О безопасности и здоровье работников на работе", который сейчас хотят ввести, на мой взгляд, очень несовершенен. К нему очень много вопросов, на которые мы не можем найти ответы. Очень много не доработанного, много подзаконных актов еще предполагается разработать, на сегодняшний день их пока нет.

Хочу заметить, что мы, как специалисты, готовы работать. Но мы должны четко знать, как и что делать. А на этот вопрос мне никто не смог ответить. Даже те, кто участвовал в разработке этого законопроекта.



Как случилось, что законопроект получился такой несовершенный?

Татьяна Аристова: На мой взгляд, эти документы разрабатывают люди, которые не находились непосредственно на производстве.

То есть качественное законодательство могут разработать только специалисты, которые реально работали в этой сфере в нынешних условиях?

Татьяна Аристова: После того, как я прочитала этот законопроект, когда его подали в Верховную Раду на утверждение, я выходила на Министерство, на более узкий круг людей, которые принимали участие в его обсуждении. Но они не смогли ответить на мои вопросы. Более того - у них также есть вопросы и замечания. В целом - несовершенный законопроект. Там очень много вопросов.



Если подробнее - в чем противоречие? В распределении ответственности?

Татьяна Аристова: Это тоже вопрос... Можно разделить ответственность. Часть ответственности там предусматривается не только на работодателя, но, например, на структуры Гоструда и другие структуры в виде подзаконных актов. Но их надо разработать таким образом, чтобы было понимание в исполнении, была последовательность действий. Чтобы в результате мы пришли к тому, что мы хотим получить. А пока получается - мы ищем пути для выполнения закона, чтобы не попасть под сумасшедшие штрафные санкции, понимаете?

Как Служба охраны труда, как те, кто контролирует и во многом организовывает мероприятия, мы не знаем, как организовать работу, куда направить людей и как их убедить. Структурно - не организовано.

Профессиональные представители энергосектора планируют влиять на этот законотворческий процесс?

Татьяна Аристова: Мы участвуем в подготовке замечаний к законопроекту, по пересмотру нормативов и правил, но это происходит достаточно медленно. Это - очень большой объем работы, на который мы должны отвлекаться.

Полезным для нас был Форум "Безопасность и охрана труда в энергетике 2023", где мы встретились с коллегами и увидели, что наши проблемы с совершенствованием законодательства - это наша общая проблема для всех предприятий энергосектора.



Как именно должны измениться подходы в организации охраны труда?

Татьяна Аристова: У нас организована структура безопасного выполнения работ, контроля, обучения. Эта структура складывалась много лет, у нас есть последовательность мероприятий, оформление нарядных систем, кого куда допускать или не допускать. Эта структура на сегодняшний день организована. Согласно новому закону, если он вступит в силу, мы будем обязаны, ориентируясь на Европу, внедрять систему охраны труда с рискоориентированным подходом.

Мы с коллегами не раз пытались ознакомиться с методиками расчета этих рисков в других странах. Эти методики - очень разные. Внедрение новой системы, возможно, даст какой-то результат, но на это нужен не один год и не два года. Нужны дополнительные действия для ее внедрения, привлечение дополнительных людей. И что самое трудное - при внедрении европейской системы надо менять психологию коллектива начиная с рабочего и заканчивая руководителем предприятия. Это - поэтапный процесс, достаточно длительный и сложный.



А что именно в психологии коллектива надо изменить?

Татьяна Аристова: Первый руководитель предприятия должен знать и понимать важность вопросов охраны труда и работы служб охраны труда. А рабочий должен понимать, что от его активного участия в выявлении каких-то недостатков может что-то измениться. То есть он не зря выявляет риски и о них говорит. Должна быть соответствующая реакция по устранению этих недостатков.