$ 39.59 € 42.26 zł 9.8
+11° Киев +8° Варшава +15° Вашингтон
Что мешает тысячам иностранных добровольцев получить статус в Украине: рассказывает беларус Юрий Зайцев, военнослужащий ВМС ВСУ

Что мешает тысячам иностранных добровольцев получить статус в Украине: рассказывает беларус Юрий Зайцев, военнослужащий ВМС ВСУ

02 Березня 2024 14:46

Беларуский доброволец Юрий Зайцев уже 4 года пытается добиться получения статуса дополнительной защиты в Украине. Дважды он выигрывал суд у миграционной службы, но чиновники делали все, чтоб не выполнять решения - от фальсификации документов до угроз и запугиваний. Это не остановило добровольца - сегодня Юрий продолжает бороться в судах за справедливость. Если Верховный суд станет на сторону Юрия в споре с ГМС, это откроет возможность легализоваться для тысяч иностранных добровольцев, которые защищают Украину с оружием в руках.

Медиа UA.NEWS пообщалось с Юрием Зацевым о его войне с миграционной службой, решении присоединиться к Силам Обороны, а также о дальнейших планах в Украине.



С чего началась ваша история переезда в Украину? Почему решили уехать из Беларуси?

Юрий Зайцев: Из Беларуси я уехал в 2013 году. Я всегда имел активную гражданскую позицию и это не нравилось силовикам. Меня несколько раз задерживали, чуть не застрелили, завели сфабрикованное уголовное дело - в целом я и моя семья ощущали сильное давление со стороны органов.  

Я попал в Украину в 2020-м году в связи с преследованием меня в Беларуси. Границу я пересёк незаконно и можно сказать не по своей воле. После того, как я попал в Украину я планировал подаваться на беженство, но просто не успел.

Вскоре после моего приезда в августе 2020 года в Одессе меня задержали украинские правоохранители по запросу Беларуси в Интерпол. Напомню, что тогда в Беларуси уже бушевали протесты против диктаторского режима Лукашенко, а беларуские силовики активно использовали инструмент запросов в Интерпол, чтоб оказывать давление за границей на политически активных людей и всех несогласных с режимом. 

Что произошло после задержания? Вы подались на беженство?

Юрий Зайцев: После задержания я был арестован и попал в одесское СИЗО. Поскольку я находился в розыске по выдуманному в Беларуси делу, меня сразу начали готовить на экстрадицию. 

Находясь в СИЗО я подал документы в миграционную службу с просьбой предоставить мне статус беженца либо лица, которое нуждается в дополнительной защите. ГМС открыла по мне дело, сотрудники приходили прямо в СИЗО на собеседования. Однако спустя 4 месяца миграционная служба отказала мне в предоставлении этого статуса и даже не уведомила меня об этом. Об отказе я узнал случайно лишь летом 2021 года на заседании по продлению меры пресечения от прокурора.  

Тогда же выяснилось, что моя адвокат - Ирина Евдокимова, которая должна была заниматься моей защитой в суде и делом по предоставлению статуса беженца в миграционной службе, бездействовала, игнорировала суды и оказалась обычной мошенницей. А когда я узнал об отказе ГМС, адвокат просто пропала. 

Я чувствовал, что попал в безвыходную ситуацию. Надо мной нависла реальная угроза насильственной передачи в Беларусь. Денег на нового адвоката не было, так как все до копейки было потрачено на аферистку. Да и заработать я не мог, потому что по предписанию суда находился под круглосуточным домашним арестом. 

Но удача мне улыбнулась - на помощь пришла правозащитная организация “Правое дело”, которая безвозмездно взялась за мой кейс и до сих пор сопровождает дело в судах, за что я им очень благодарен. 



Сколько вы потратили на услуги первого адвоката и что она обещала вам взамен? 

Юрий Зайцев: Я отдал ей все сбережения - 35 тысяч долларов (это деньги от продажи квартиры в Беларуси и кредитные средства). Адвокат заявляла, что у нее есть знакомые в Службе безопасности Украины, что у нее якобы есть влиятельный знакомый со связями в силовых структурах и в миграционной службе. И за эту сумму она обещала заниматься моей защитой в суде, а также решить вопрос с ГМС.

Подавали ли вы жалобу на нее? 

Юрий Зайцев: Да. Когда от ГМС долго не было вестей, у меня начали закрадываться подозрения. Я снял на скрытую камеру нашу встречу с адвокатом у меня дома. И ее шантаж, угрозы и передача денег (были расписки) - все было задокументировано.

С этими доказательствами далее я обращался в полицию и в Государственное бюро расследований. Но мне отказали в возбуждении уголовного дела. Следователь открыто заявлял, что она же адвокат - значит, что-то придумает. 

Когда мое дело взяли правозащитники, мы обратились в квалификационную дисциплинарную комиссию Одесской области, которая выдала Ирине Евдокимовой лицензию адвоката. Показали им все видео и расписки. И коллегия адвокатов лишила мошенницу лицензии. 

Далее мы подали в суд на взыскание денежных средств. Адвокатша даже не являлась на заседания, пыталась затягивать процесс. Вопреки всему мы выиграли суды против нее. Но когда пришло время взыскивать денежные средства, все бездействовали. Ни полиция, ни исполнитель не пытались найти мошенницу. Может и правда у нее были какие-то связи в силовых структурах, которые позволили ей выйти сухой из воды?

Почему вы решили пойти на войну добровольцем?

Юрий Зайцев: Незадолго до полномасштабной войны стало ясно, что что-то будет. РФ стягивала войска к границам Украины, в Беларуси расположили крупный контингент, там постоянно проходили масштабные учения. И все понимали, что есть большой риск наступления. 

К тому моменту диаспора беларусов в Одессе проходила военную подготовку с разными парамилитарными организациями, Нацкорпусом. Мы еще тогда обозначили свою позицию - если что-то случиться, то мы примкнем к украинским силам обороны и будем участвовать в этой войне на стороне Украины. 

24 февраля 2024 года не было никаких сомнений, что делать и куда бежать. Мы знали, где будем встречаться, у всех уже были собраны вещи и запасы. Несколько первых суток я был в рядах самообороны Одессы, мы патрулировали город, помогали военным, окапывали пулемётные точки, занимались обустройством защитных сооружений. Тогда российские войска уже подходили к Николаеву, и я понял, что хочу воевать против оккупантов с оружием в руках. Я просто пошел в одесский военкомат и выразил желание вступить в ряды Вооружённых Сил Украины. 



И отсутствие документов не помешало взять вас в армию?

Юрий Зайцев: Это довольно необычная и интересная история - мне просто повезло, что меня приняли на службу!

Когда я пришел в военкомат впервые, мне отказали, так как в ряды ВСУ может вступить либо человек с военным билетом Украины, либо с паспортом Украины, либо иностранец, который заключит контракт. Из документов у меня была только справка от миграционной службы, что я у них на учете и легально нахожусь в Украине - военкомат мне отказал.

Но я решил не сдаваться и добился разговора с главным в военкомате. Объяснил ситуацию, рассказал, что являюсь политическим беженцем, что не хочу сидеть в стороне. Мне пошли навстречу - на следующий день меня оформили, выдали военный билет, отвезли в военную часть, а вскоре я выехал на первое боевое задание. 

Как оказалось впоследствии, по ошибке меня взяли в армию как военнообязанного Украины, то есть мобилизировали, а не подписали контракт. В первые дни вторжения никого не интересовали бюрократические нюансы и документы. Все были заинтересованы прежде всего в безопасности страны. 

Вас уже освободили из-под ареста к моменту начала службы в армии?

Юрий Зайцев: До начала войны я находился под ночным домашним арестом. Когда началась полномасштабка, мне не продлили меру пресечения, срок ареста был окончен. Я связался с надзирателями, которые подтвердили, что я свободен и могу сдать браслет. Хотя до этого прокуратура всегда выступала против смягчения меры пресечения. 

Мой правозащитник посоветовал уведомить прокуроров, что я не пропал, не убежал, что я в армии. Прокурорам написали письмо, я прикрепил армейские документы. Но когда прокуратура об этом узнала, они собрали делегацию и приехали к командованию части. Требовали отдать меня. Я был на боевых и командование им отказало. Тогда представители прокуратуры добились в военкомате отмены приказа о моей мобилизации спустя 2 недели после начала войны. С этим документом прокуратура вернулась к моему командованию, но получили очередной отказ. Прокуроры звонили в Минобороны, дошли до командования бригады, штаба ВМС, отвлекали от работы. Конечно, военным это не нравилось. 

Вся эта история продолжалась 9 месяцев, пока я не подписал контракт с военной частью.  



Вы являетесь военнослужащим ВМС ВСУ, почему не захотели служить в интернациональном легионе?

Юрий Зайцев: Когда началась война, еще не было таких структур как  интернациональный легион или отдельных подразделений беларусов. Я просто пошел в военкомат и наряду с другими украинцами, которые тоже пришли в военкомат, отправился по распределению.

Спустя несколько недель я связался с побратимами беларусами, которые тогда только формировали полк Калиновского в его изначальном виде. Первое время они были добровольцами и тоже не имели официального оформления, хотя и защищали суверенитет Украины с оружием в руках. Лишь впоследствии приняли изменения в законах и они стали членами боевых подразделений официально. А я к тому моменту уже давно находился на службе и не мог примкнуть к ним. 

Когда началась ваша “война” с Государственной миграционной службой?

Юрий Зайцев: В августе 2021 года, когда я узнал об отказе ГМС в предоставлении статуса защиты, мы с правозащитниками решили обжаловать это в суде. Буквально в феврале 2022 года, за несколько дней до полномасштабной войны, мы выиграли суд первой инстанции у Государственной миграционной службы. Суд постановил, что ГМС должна пересмотреть мое личное дело. Миграционная служба решила обжаловать решение суда - но безрезультатно. Апелляция также стала на нашу сторону в июле 2022 года. 

Когда я пошел воевать,то предоставил ГМС всю информацию о том, где нахожусь и что делаю. Вопреки этому миграционка назначила мне дополнительное собеседование у них, а уведомила об этом письмом по адресу проживания, не указав даже номера телефона. При этом они знали, что я в армии и физически не смогу увидеть это письмо. Естественно, их собеседование я пропустил. Я связался с ГМС, напомнил, что служу и попросил о повторном собеседовании. Чиновники пошли мне навстречу и я прошел это собеседование зимой 2023 года. Далее мне назначили дополнительное собеседование в СБУ, которое я тоже прошел, получил соответствующий документ (его я предоставил ГМС Украины и его прикрепили к моему делу). Далее я занимался службой и не вникал, как там дела в миграционке. 

Когда прошло полгода (а именно от 3 до 6 месяцев дается ГМС на пересмотр дела), а от чиновников не было новостей, я начал активно звонить своему инспектору ГМС. Он ничего не знал, давал формальные отказы. А моим юристам ГМС отказывалась отвечать, хотя знала, что они мои законные представители. 

В итоге исполнительная служба из Минюста открыла дело на ГМС - ведь время прошло, а миграционная служба не выполняет предписаний суда. ГМС также игнорировала решение исполнителя, который обязал ее в течение 10 дней выплатить издержки за невыполнение решения суда.

Тогда я решил обратиться в СМИ. Журналисты договорились с главой  миграционной службы в Одесской области Еленой Погребняк о встрече по моему делу. Я попросил увольнение и приехал, но в офисе руководства якобы не оказалось. Там наверное не ожидали, что я смогу вырваться. Инспектор ГМС разводил руками, говорил, что “дело в Киеве, а я ничего не знаю”. Примерно то же время мне позвонил представитель СБУ и пригласил срочно явиться к ним на важную беседу. Однако командование меня не отпустило. Сказало, пускай отправляют официальную повестку.



Чем закончилась история с беседой с СБУ? Правда ли, что на вас оказывали давление и угрожали?

Юрий Зайцев: Где-то через неделю после того, как я отказался беседовать с СБУ, это было летом 2023 года, моему командованию позвонили из контрразведки и сказали, что меня вызывают. Мы с командиром приехали в Одессу. Оказалось, что сотрудники СБУ через Минобороны инициировали проверку моей личности (а именно, как я попал на службу, как оказался в Украине и так далее). На службе я находился легально, все основания были законные - потому я вернулся обратно на точку боевого дежурства. 

Но не прошло и недели, как меня снова вызвали в контрразведку. В здании меня ждал штатный сотрудник контрразведки и неизвестный мужчина, который показал удостоверение главы подразделения Государственной миграционной службы из Киева. 

Он начал со мной беседу в лучших традициях беларуского КГБ, пытался давить и угрожать. Показал мне отказ от Государственной миграционной службы в предоставлении статуса дополнительной защиты. Требовал принять это как данность, не освещать свое дело в СМИ. Требовал остановить суды с миграционной службой и сидеть тихо. Уверял, что если я выполню их условия, то после войны мне дадут статус беженца. Я отказался от такого предложения. И тогда он начал открыто угрожать: если я не остановлюсь, то они найдут ошибку в подписании контракта с армией, меня уволят со службы, а уже на гражданке устроят проблемы. 

Я понимал, что эти угрозы не беспочвенны, раз у этих людей есть возможность поднять с ног на голову Минобороны, устроить мне встречу через контрразведку и приехать с Киева просто, чтоб поговорить. Не было сомнений, что именно через СБУ организовали эту акцию. Хотя самих сотрудников СБУ я не видел. Но мне известно, что всей этой историей и сотрудничеством с ГМС занимался отдел Т СБУ - именно этот отдел СБУ недавно был выявлен за незаконной слежкой за командой журналистов BIHUS.info. 

Я вернулся в расположение и в тот же вечер пришел уже официальный отказ от миграционной службы. При этом ГМС фальсифицировала этот документ. Его оформили задним числом, когда еще не было решения исполнителя о взыскании с ГМС средств. Таким образом они подделали документ и самостоятельно отменили взыскание и решение исполнителя. Мы обращались по этому поводу к Уполномоченному по правам человека в Украине, но там давали формальные отписки, якобы они не нашли никаких подтверждений незаконным действиям ГМС.

При этом миграционная служба еще в первом отказе указала, что в Беларуси все хорошо с правами человека, что там нет беззакония и что правозащитные структуры там работают без проблем. Напомню, что тогда был 2020 год - масштабные протесты в Беларуси, массовые аресты, побои и похищения людей. 

Вы опротестовали новый отказ миграционной службы в суде?  

Юрий Зайцев: Мы решили бороться за свои права в суде. Спустя несколько месяцев заседаний мы выиграли иск к Государственной миграционной службе. 

В этот раз мы не просили суд заставить ГМС пересмотреть дело, а оспаривали отказ и просили сразу предоставить мне статус дополнительной защиты.  Было ясно, что ждать положительного решения от миграционки бессмысленно. Ведь они уже пошли на незаконные действия, подключили свой ресурс в силовых структурах, чтоб не выполнять предписаний суда и закона.

Суд первой инстанции постановил отменить решение миграционной службы об отказе и решил предоставить мне особый статус дополнительной защиты. Но миграционная служба подала апелляцию и выиграла ее. 

При этом, апелляционный суд не посчитал вескими почти все причины, по которым ГМС мне отказала в статусе. А новый отказ ГМС мотивировала тем, что: 

1) я нахожусь в международном розыске 

2) что СБУ считает нецелесообразным и против предоставления мне каких либо статусов по причине того, что я не явился на собеседование СБУ (хотя я прошел то собеседование и в ГМС даже есть об этом документ)

3) я являюсь комбатантом. 

Именно последний пункт был наиболее важным для апелляционного суда. Суд посчитал, что поскольку я комбатант, то не могу претендовать на статус международной гуманитарной защиты. Хотя на самом деле я и не претендовал на этот статус. Мы с юристами просили предоставить мне дополнительную защиту, которая выдается не на основании конвенции ООН по беженцам 1951 года, а на основании соответствующего закона  п. 13 ч. 1 ст. 1 Закона Украины No3671-VI и в юрисдикции Украины. То есть суд почему-то проигнорировал наличие закона Украины, который регулирует этот вопрос.  



Что вы планируете делать дальше?

Юрий Зайцев: Мы намерены идти в Верховный суд и оспаривать решение апелляции. 

Проблема в том, что дела миграционной службы Верховный суд не рассматривает. Однако есть исключения, когда дело имеет большую общественную важность. А это действительно именно такой кейс.

Тысячи иностранных добровольцев откликнулись на призыв президента Владимира Зеленского ехать в Украину, защищать ее суверенитет и воевать против оккупантов в 2022 году. И до этого с 2014 года за Украину воевали сотни иностранцев. Многие из них служат, отдают свою жизнь и здоровье, но не могут получить защиту от страны, которую они защищают. При этом на родине добровольцам угрожает реальная опасность. В Беларуси, России, Казахстане наемничество - уголовно наказуемо. Даже больше, РФ и Беларусь - это диктаторские авторитарные режимы, где оказаться за решеткой можно из-за сообщения в экстремистском чате или из-за мема. К тому же в Беларуси до сих пор существует смертная казнь. 

И несмотря на все это на сегодня Украина ни разу за время существования не предоставила иностранным защитникам, которые воевали за ее суверенитет, статус дополнительной защиты будучи комбатантами. Хотя соответствующий закон есть, но он не работает, блокируется сотрудниками Государственной миграционной службы, судами. И фактически в Украине нет ни одного правового акта, который бы мешал предоставить дополнительную защиту комбатанту, не касаясь международного законодательства, конвенции ООН и тд. 

ГМС считает, что иностранным добровольцам не нужен такой статус, так как у них есть военный билет….

Юрий Зайцев: У меня есть военный билет и справка из миграционной службы, но это не удостоверения личности. Я не могу восстановить водительские права, не могу купить авто, не могу ничего оформить у нотариуса. Не могу даже открыть счет в банке, чтоб получать денежное обеспечение в ВСУ - мне приходилось получать деньги на других лиц. 

Но главу ГМС комфорт людей, которые воюют за Украину, не волнует. Она вообще называла преступниками большинство иностранцев, которые подаются на беженство. При этом все осведомлены о тотальной коррумпированности этой структуры, когда ПМЖ или гражданство продавались непонятно кому. А люди, которые каждый день рискуют жизнью ради Украины, не могут добиться даже статуса допзащиты. 

На днях прозвучало официальное заявление, что всем воюющим иностранцам и их семьям будет дано гражданство при желании. Но никто не говорит, когда это произойдет и какие условия. И во-вторых, возникают сомнения, будет ли это работать вообще, потому что даже закон о допзащите не работает. 

Поэтому я призываю общественность, Государственную миграционную службу, Минюст, Верховную Раду, президента Украины обратить внимание на нашу проблему и взять в руки этот вопрос. Ведь он касается жизни и перспектив тысяч иностранных добровольцев.

 

⚡⚡⚡Весь инсайд и актуальная информация на нашем Телеграм-канале, а также бонусы и быстрые новости.