$ 41.47 € 45.35 zł 10.57
+25° Киев +20° Варшава +25° Вашингтон
Каким производителям дадут деньги на восстановление и удержатся ли украинские экспортеры на рынке ЕС

Каким производителям дадут деньги на восстановление и удержатся ли украинские экспортеры на рынке ЕС

25 Вересня 2023 14:29

Конкуренция на европейском рынке для украинских экспортеров становится более жесткой. Наши компании теряют главное преимущество - возможность торговать по более низкой цене. Уже в ближайшие годы, при ввозе товаров на рынок ЕС, будут платить спецпошлины за нарушение экологических норм. И эти требования будут усиливаться. Каким "зеленым" и социальным стандартам должны соответствовать украинские экспортеры и проекты, которые претендуют на инвестиции? И как в целом будут распределять ресурсы на восстановление Украины? Подробнее читайте в материале UA.NEWS.

Евросоюз против "грязного" импорта

Некоторые из экологических требований, например, по декарбонизации экономики уже напрямую влияют на украинских производителей, которые работают или имеют амбиции выходить на рынок Евросоюза. Так, с 1 октября эти компании обязаны декларировать свои товары на соблюдение квот на выбросы СО2, а уже с 2026 года будут платить пошлину за нарушение таких норм.



"Речь идет о 20% украинского экспорта. Товары, которые подлежат этому налогообложению с 1 января 2026 года - это чугун, сталь, алюминий, цемент, удобрения и электроэнергия. Речь идет о том, что в Украине налог на выбросы углерода является очень низким. Теоретически это делает украинские товары очень конкурентоспособными. Но Европа не хочет допустить такой утечки углерода, и поэтому она вводит пошлины для ввоза таких товаров", - объяснила Евгения Афанасенко, главный советник Европейского банка реконструкции и развития (ЕБРР) по экологии и устойчивому развитию во время форума ISF2023.

"Это означает, что налоги будут течь не в украинский, а в европейский бюджет, - отмечает Афанасенко - поэтому важно, чтобы государство и компании начали готовиться к этому процессу уже сейчас".

В Украине эксперты выделяют 5 секторов, которые являются основными источниками парниковых газов: энергетика, строительство, транспорт, отходы и совокупный сектор (сельское и лесное хозяйства, землепользование).

"На 2021 год, согласно оценкам НБУ, инвестиции для достижения Украиной климатических целей составляли $102 млрд. Сейчас эти инвестиции могут быть больше", - говорит Афанасенко. 

Каждый проект, который претендует на финансирование должен продемонстрировать выполнение всех требований по экологическим, социальным и управленческим стандартам. Кроме того, международные институты имеют и собственные требования. Например, ЕБРР много лет внедряет собственную энергетическую стратегию и постоянно ее обновляет.

"Мы вообще не финансируем проекты, которые прямо или косвенно связаны с углем. Например, мы не можем финансировать даже закупку вагонов для транспортировки угля. Что касается других видов топлива, например, газа, то инвесторы банка тоже очень негативно относятся к этим проектам. И чтобы получить на такие проекты финансирование надо выполнить очень много требований, в первую очередь, это касается национальной дорожной карты декарбонизации", - объясняет главный советник ЕБРР.



В общем всех заявителей на финансирование оценивают на соответствие Парижскому климатическому соглашению, прежде всего по смягчению последствий изменения климата. А также бизнес-проекты должны доказать свою адаптацию и устойчивость к различным катаклизмам: наводнениям, пожарам, землетрясениям и другим климатическим изменениям.

В целом есть длинный перечень требований, обязательных для европейских, а вскоре - для украинских проектов, которые просят финансирования. Прежде всего этот процесс регулируют Соглашение об ассоциации с ЕС, Парижское климатическое соглашение, программы Европейского зеленого соглашения и другие экологические и социальные стандарты международных финансовых институтов, а также стандарты ESG (экологического, социального и корпоративного управления).

Сигнал от НБУ

Конечно, соответствовать всем этим стандартам - затратно с точки зрения финансовых и человеческих ресурсов. Но другого пути нет, если Украина хочет получать средства на восстановление экономики.

"Уже было анонсировано введение фонда Ukraine Facility на 50 млрд. евро. на период с 2024 до 27 года. Для макроэкономической поддержки, а также поддержки частных и публичных инвестиций в зеленое восстановление Украины. Это огромные средства, которые могут помочь нашему бизнесу восстанавливать разрушенное или реконструировать, обновлять, применять инновации к тому, что нужно изменить, чтобы соответствовать этим стандартам", - объясняет первый заместитель председателя Нацбанка Украины Екатерина Рожкова.



НБУ уже руководствуется соответствующими директивами. Наиболее важные - введение финансовой отчетности, требования к раскрытию информации, как финансовых так и нефинансовых учреждений, раскрытие информации о климатических бенчмарках, а также управление ESG рисками.

"Мы хотим видеть в стандартах корпоративного управления политику по управлению ESG", - отмечает Рожкова.

По ее словам, Нацбанк работает над обновлением политики, планирует провести опрос и оценить украинский банковский сектор с точки зрения ESG-рисков.

"На основе этого анализа мы будем вводить требования по снижению ESG рисков в банковском секторе. Надеюсь, что в дальнейшем мы также будем готовы для проведения стресс-тестирования банков с точки зрения влияния на них ESG рисков. В ЕС уже частично осуществляют такое стресс-тестирование банковского сектора. По сути, определяется устойчивость банковской бизнес-модели с точки зрения влияния на нее этих рисков. Для этого осуществляется оценка и анализ кредитного портфеля банков, то есть, бизнес-моделей и проектов заемщиков", - рассказывает Екатерина Рожкова.



Поскольку финансовый сектор распределяет ресурсы, то НБУ планирует выстроить такую политику, чтобы ресурсы выделяли на проекты, которые развиваются и строятся в соответствии со стандартами ESG.

"Мы будем заставлять банки или отказываться от проектов, которые откровенно несут огромные риски, например, для окружающей среды. Это могут быть природные или социальные риски. Или же делать эти ресурсы для компаний очень-очень дорогими. То есть, задача - усложнить жизнь тому бизнесу, который не соответствует стандартам ESG", - объясняет Екатерина Рожкова.

Конечно, эти изменения будут происходить не сейчас, не в условиях войны. Руководство НБУ говорит о перспективе в несколько лет. Кроме того, это - процесс общегосударственного уровня. Политика ESG должна быть центральной и генеральной линией правительственной политики, поскольку она охватывает большое количество различных регуляторов.

Также для перехода на высокие стандарты важно внедрить таксономию Европейского Союза. Речь идет об утверждении перечня отраслей и видов деятельности, благодаря которому видно насколько тот или иной вид деятельности является социально и экологически ответственным, или он является вредным и может нести риски.

"Это, по сути, инвентаризация различных видов деятельности и присвоение им различных кодов. Это очень важный элемент", - отмечает Рожкова.



Уступок для Украины не будет 

Украинские производители, которые уже работают на европейском рынке и следят за изменениями в законах Евросоюза, предостерегают - нарушение экологических стандартов с каждым годом будет обходиться дороже. Например, цена квот на СО2 - уже растет и будет расти.

"С 2026 года, когда CBAM (Carbon Border Adjustment Mechanism - Пограничный механизм регулирования углеродных выбросов) будет действовать в полном объеме, а он будет, мы от этого никуда не денемся. Еще добавят в ETS (система торговли выбросами ЕС) транспортные средства...И нагрузка на компании будет очень большой. С одной стороны - это риск, 100% риск. Но только для тех, кто не способен трансформироваться. С другой стороны - это возможность. Если компания выбирает путь трансформации, то и затраты, и та цена, которую компании вынуждены были платить, - это источник окупаемости инвестиций. И здесь стейкхолдер - власти Евросоюза - сделали достаточно мощную стимуляцию", - считает Виталий Коваленко, директор департамента устойчивого развития и экологического менеджмента Metinvest.



Представители бизнеса отмечают, что не ставить требования по климатическим изменениям и декарбонизации на верхушку всех стратегических решений - неправильно. Потому что в таком случае предприятия не будут иметь перспектив устойчивого развития.

Виталий Коваленко рассказывает, что стратегия Metinvest построена, исходя из перспектив членства Украины в ЕС: "Мы прогнозируем, если даже в 2030 году Украина станет полноправным членом ЕС, а мы взяли для себя такой дедлайн. Глядя на практику Румынии и Болгарии (наименее экономически сильных из всех стран ЕС) видим, что для них нет никаких уступок. Они платят СО2 по полной программе и никого не интересует, какой у вас ВВП на душу населения, какая у вас мощность промышленности. Все платят одинаково. Поэтому мы должны готовиться к этой реальности".