Закон о реинтеграции Донбасса: объясняем основные тезисы

Закон о реинтеграции Донбасса: объясняем основные тезисы

Марія Гелюх
Автор
Марія Гелюх
UA.NEWS
Поделиться:

18 января Верховная рада проголосовала закон о реинтеграции Донбасса. Полное название документа – «Об особенностях государственной политики по обеспечению государственного суверенитета Украины на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях». Законопроект поддержало 280 народных депутатов.

Парламентарии признали Россию страной-агрессором, а за Украиной закрепили право на оборону. ВСУ получают более широкие полномочия для маневров.

Принятием этого закона Верховная Рада поддержала решение президента, как Главнокомандующего ВСУ об использовании Вооруженных Сил и других военных формирований для сдерживания и противостояния российской вооруженной агрессии в Донецкой и Луганской областях.

Цель документа – восстановление контроля над оккупированными землями Донбасса.

Об этих и других особенностях, значении этого законодательного акта, а также последствиях для Украины – читаем ниже.

Закон о реинтеграции: основные тезисы

Автор законопроекта Петр Порошенко назвал его политико-дипломатическим путем возвращения оккупированных земель:

«Это сигнал и для Донбасса, и для Крыма: вы – неотъемлемая часть Украины»

Перед голосованием депутаты рассмотрели более 600 правок, окончательный вариант еще не опубликован. Но основные положения закона о реинтеграции Донбасса все же известны.

Российская агрессия

Закон признал РФ агрессором и оккупантом. В связи с чем, Россия несет ответственность за причинение Украине и ее населению морального и материального ущерба. Уголовная ответственность наступает для тех лиц, которые принимали участие в вооруженной агрессии против Украины или являются частью оккупационных администраций Кремля.

Упоминание в законе о Минских соглашениях было удалено из финальной редакции.

Временно оккупированные территории

Части земель Украины, контролируемые незаконными вооруженными группами и оккупационной администрацией, признаны временно оккупированными территориями в Луганской и Донецкой областях. Границы этих территорий определяет Главнокомандующий ВС Украины по представлению данных Генштаба и Министерства обороны.

Предусмотрено создание «зон безопасности» на контролируемых Украиной территориях рядом с линией разграничения, где будет введен специальный режим с расширенными полномочиями для силовиков.

Для России не существует никаких законных прав на владение и распоряжение временно оккупированными территориями.

Права граждан

Граждане Украины сохраняют право собственности на оккупированных землях:

«За физическими лицами независимо от нахождения их на учете как внутренне перемещенных лиц или от вступления специального правового статуса и за юридическими лицами сохраняется право собственности, другие вещные права на имущество, в том числе на недвижимое имущество, включая земельные участки, которое находится на временно оккупированных территориях в Донецкой и Луганской областях, если такое имущество приобретено в соответствии с законами Украины»

Официально страна признает только два документа, выдаваемые на территории ОРДЛО: свидетельства о рождении и смерти. Это важная норма, поскольку лицам, желающим получить документы украинского образца, не придется подтверждать рождение и смерть в суде на территории Украины, комментирует автор множества правок к закону о реинтеграции Мустафа Найем:

«Сейчас молодым родителям и родственникам умерших на оккупированных территориях, которые хотят получить документы украинского образца, приходится подтверждать рождение и смерть в судебном порядке. Сама по себе процедура абсурдна – возможности реально проверить эти факты у украинских судов нет»

Как отметил депутат, новые нормы не противоречат мировой практике:

«За этой нормой стоят судьбы десятков тысяч новорожденных и умерших, их родственников и близких. Да, среди них могут быть, мягко говоря, не совсем сознательные граждане. Но подавляющее большинство – это наши граждане, «наши» во всех смыслах – те, для кого важно получить документы украинского образца. С другой стороны, международная практика состоит в том, что признание медицинских справок, подтверждающих факт рождения или смерти, ни в одном конфликте не считались признанием или легализацией оккупационного режима»

Порядок перемещения лиц и товаров на оккупированные территории устанавливается правительством и осуществляется через контрольные пункты въезда-выезда. Командующий объединенных сил имеет право игнорировать установленный порядок или вводить ограничения на въезд и выезд. С разрешения Командующего, на временно оккупированных территориях допускается пребывание лиц, которые не привлечены к обороне и сдерживанию вооруженной агрессии РФ.

«Антитеррористическая операция может быть завершена в связи с введением военного или чрезвычайного положения либо с началом осуществления мероприятий по обеспечению национальной безопасности и обороны, отпору и сдерживанию вооруженной агрессии Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях»

Закон не содержит других деталей относительно прав и свобод граждан на временно оккупированных территориях и не регламентирует широкий круг социальных и бытовых вопросов, начиная от налогов и заканчивая образованием, в чем правозащитники видят определенные риски.

Объединенные силы

Командующий объединенными силами будет осуществлять управление всеми силами и  средствами ВСУ, МВД, Нацполиции и других силовых и военных формирований Украины на территории Луганской и Донецкой областей посредством Объединенного оперативного штаба ВСУ. Полномочия Командующего определяет президент.

Законом установлено расширение прав и полномочий для лиц, которые задействованы в «обеспечении национальной безопасности и обороны, отпора и сдерживания вооруженной агрессии Российской Федерации в Донецкой и Луганской областях»:

  • право применять оружие и спецсредства;
  • право задерживать и доставлять задержанных в органы Нацполиции;
  • право проверки документов у граждан и должностных лиц, а в случае их отсутствия – право на задержку для установления личности;
  • право осуществлять личный досмотр, осмотр вещей, транспортных средств;
  • право временно запрещать или ограничивать движение транспортных средств и пешеходов на улицах и дорогах;
  • право входить в жилые и иные помещения, использовать транспортные средства и другое имущество гражданских лиц по их согласию в служебных целях.

Как отметил секретарь СНБО Александр Турчинов, такие полномочия значительно расширяют возможности для ВСУ:

«Этот закон усиливает наши позиции по отражению вооруженной агрессии Российской Федерации и восстановлению территориальной целостности Украины. Это полностью перечеркивает попытки РФ замаскировать войну против Украины под «миротворческую операцию» и значительно усиливает позицию нашей страны в международных судах»

Мустафа Найем считает такое расширение полномочий чрезмерным и беспрецедентным:

«Такие полномочия понятны в случае войны и для конкретного круга лиц. Но в данном случае эти полномочия вступают в силу при очень не точно расписанных условиях и для очень широкого круга лиц»

Спорные моменты принятого закона

Как считает Наем, в законе есть и другие спорные моменты:

«Законопроект наделяет президента правом единолично, без последующего парламентского контроля решать вопрос о применении Вооруженных Сил Украины и других военных формирований, что прямо противоречит п. 33 ст. 85 Конституции Украины»

Положение о границах оккупированных территорий, которые определяются президентом, противоречит Конституции, поскольку там не предусмотрены такие полномочия для главы государства. Политик отметил, что законом не установлена дата начала оккупации:

«В документе есть только отсылочная норма к закону о Крыме»

Что касается причиненного ущерба и ответственности России, законом также не установлены границы, временные рамки и условия причинения ущерба.

Эксперт Алена Лунева считает, что закон содержит косвенные и прямые нарушения прав человека:

«Речь идет не только о свободе передвижения, но и о праве на приватность, свободу и личную неприкосновенность и даже право на жизнь»

Лунева имеет ввиду все те же расширенные полномочия для ВСУ и других военных формирований:

«Где будет пролегать граница этих зон безопасности (зоны, прилегающие к району боевых действий, границы которых определяет Генштаб – прим.авт), что за «специальные полномочия», и каким именно «другим» государственным органам они будут предоставлены – пока неизвестно. Как и неизвестно, каким образом эти специальные полномочия будут ограничиваться и контролироваться»

Учитывая эти риски, правозащитники считают, что последствия закона сложно прогнозировать:

«Спрогнозировать последствия принятия законопроекта, то есть, каким образом и кого он будет касаться, почти невозможно»

Для населения оккупированных территорий существует ряд социальных рисков, которые на данный момент также сложно определить, говорит Лунева:

«Жители оккупированных территорий Донецкой и Луганской областей для назначения пенсии должны будут подтверждать факт неполучения пенсии и социальных услуг от органов Российской Федерации. Или, например, обращаться за судебной защитой прав исключительно в суды города Киева»

Значение документа

Не смотря на некоторые ограничения/нарушения прав граждан, аналитики оценивают принятие закона положительно, так как он решает ряд важных вопросов. По словам политолога Владимира Фесенко:

«В частности, это замена раскритикованного режима АТО на административно-правовой режим, абсолютно легально позволяющий Вооруженным силам участвовать в боевых действиях и фактически их контролировать»

Эксперт скептически относится к мнению отдельных политиков и оппозиции об усилении власти президента за счет расширения влияния на силовой блок. Фесенко считает это внутриполитическими дискуссиями, а не реальным положением вещей:

«Я иронично отношусь к разговорам о том, что этот закон усиливает власть президента. Как по мне, это прямые деформации политического сознания. Но если бы у нас была узурпация и диктатура, то Саакашвили давно бы имел серьезный судебный приговор и сидел в тюрьме. Узурпацию и диктатуру мы бы быстро заметили, если бы на телевидении отсутствовали деятели оппозиции»

Эксперт Олег Петровец отмечает и другой, не менее важный аспект:

«Принятие закона немного снимет социальное напряжение: до сих пор Украина требовала от мира признания российской агрессии, но сама этого формально не делала. Закрепление возможности использовать ВСУ на оккупированных территориях по решению президента и разрешением ВР – это фактически возможность «объявления войны между строк». Другими словами – это возможность без риска свертывания сотрудничества с международными партнерами в контексте экономического развития Украины вводить военное положение»

Мустафа Найем отмечает, что фактически в законе не идет речи о деоккупации украинских земель ОРДЛО:

«Строго говоря, ничего общего с деоккупацией или тем более реинтеграцией он не имеет. Документ скорее констатирует текущее положение вещей – оккупацию украинских территорий Российской Федерацией – и определяет общие рамки работы и субординацию различных органов власти на территории, прилегающей к линии столкновения»

Комментируя важность документа, Наем считает, что закон существенно не повлияет на статус-кво:

«С практической точки зрения документ будет иметь минимальное влияние на реальную жизнь гражданского населения, а изменит модальность ведения военных действий. Между тем, исторически документ может стать важным аргументом в международных судах для возмещения ущерба, нанесенного Российской Федерацией за три года оккупации украинских территорий»

Позиция РФ

Кремль считает принятый закон концом Минских соглашений и Нормандского формата. Комментарий МИД РФ – из параллельной реальности:

«Киев готовится к силовому сценарию и планам задействовать вооруженные силы против мирного населения на всей территории страны, и необязательно только на юго-востоке. Мы являемся свидетелями создания ситуации, чреватой опасной эскалацией на Украине с непредсказуемыми последствиями для всеобщего мира и безопасности»

***

Закон, известный как реинтеграция Донбасса, принят. Это еще один политический шаг на пути восстановления утраченного контроля над оккупированными землями. Понятно, что документ не гарантирует возврата этих территорий, как и прекращения фактической войны. Однако он свидетельствует о позиции, которой официально придерживается Украина. В будущем, это послужит правовой основной для исков против страны-агрессора и возмещения убытков.

Очевидно, окончательный текст документа появится в ближайшее время, как и подпись президента. Многие правовые нюансы, не описанные текущей редакцией, будут дорабатываться в процессе реализации закона на практике.

 

Мария Гелюх 

 

Автор: Марія Гелюх
загрузка...
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!