Мировую экономику ждет Великая депрессия: разрушительный потенциал эпидемии и вызовы для Украины

Мировую экономику ждет Великая депрессия: разрушительный потенциал эпидемии и вызовы для Украины

Діденко Сергій
Автор
Діденко Сергій
UA.NEWS
Поделиться:

Всемирная организация здравоохранения 30 января объявила эпидемию коронавируса чрезвычайной ситуацией международного значения. В тот же день Международный валютный фонд (МВФ) признал, что эпидемия повлияет на всю глобальную экономику. Очевидно, что по крайней мере на несколько месяцев точно замедлится рост экономики Китая, что само по себе является опасным для мировой экономики.

Но все перечисленные факторы влияния на глобальную экономику могут показаться мелочами, если эпидемия коронавируса затянется, вызвав многочисленные жертвы в результате неудачных попыток локализации вируса и его распространение в других странах. Реализация такого сценария катастрофы обусловит экономический кризис, который можно сравнить с Великой депрессией 1920-х. В случае с нынешним коронавирусом, развитие такого сценария, к счастью, маловероятно.

Однако, экономисты, осуществляющие исследования катастроф, считают распространение подобной большой эпидемии неизбежным развитием событий в недалеком будущем.

Влияние эпидемии на экономику

Еще неделю назад прогнозировали, что влияние эпидемии на экономику будет ограниченным. Но, сейчас, кажется, рынки уже охватывает паника.

Еще до того, как власти КНР закрыли для въезда и выезда города провинции Хубэй, объявив эпидемию «очень серьезного уровня», экономисты во всем мире считали, что влияние на мировую экономику в худшем случае не будет превышать последствий эпидемии атипичной пневмонии (SARS) в 2003 году, которую также вызвал коронавирус,  появившейся в Китае. Китайские власти сначала скрывала проблему, а уже через несколько месяцев эпидемия распространилась на другие страны. В результате заразилось более восьми тысяч человек, и более восьмисот человек скончались. Рост китайской экономики на несколько месяцев замедлился (всего менее чем на 1%). Но когда эпидемия закончилась, рост экономики быстро восстановился.

Специалисты были убеждены, что новый коронавирус распространяется медленнее, чем вирус SARS, а смертность при заражении им будет значительно ниже. Но так было до 20 января 2020 года, пока из выводов специалистов не последовало, что вирус заразнее, хотя смертность по-прежнему является относительно невысокой. По состоянию на 30 января количество заразившихся превысило аналогичный показатель за всю эпидемию SARS. В отличие от вируса SARS, новым коронавирусом можно заразиться и от носителей, у которых нет симптомов заболевания, а это существенно осложняет борьбу с эпидемией. Однако пока ученые не могут сказать, с какой именно скоростью распространяется вирус и как на него могут влиять меры борьбы вроде карантинов для целых городов и ограничения транспортного сообщения. Однако большая часть прогнозов указывает на то, что эпидемию удастся остановить жесткими мерами. Согласно прогнозам специалистов, пик эпидемии приходится на средину февраля, в разы превышая численность больных показатели эпидемии 2003 года.

Ухудшение оптимизма медицинских прогнозов на экономистов произвело серьезное впечатление. Напомним, компания Moody’s Analytics 31 января написала, что эпидемия может стать «неким «черным лебедем», которого мир еще не видел». Последствия для глобальной экономики, по словам экспертов агентства, могут быть хуже, чем последствия глобальной рецессии 2008-2009 годов или даже Великой депрессии 1920-х.

Экономисты давно прочат глобальную эпидемию, но мир к ней не готов

Экономисты давно прочат глобальную эпидемию, которая способна вызвать глобальный экономический кризис. Эксперты уверены — мир к ней не готов.

Идея о том, что серьезная глобальная эпидемия с десятками и сотнями тысяч жертв весьма вероятна, а последствия ее будут катастрофическими для мировой экономики, не нова. Всемирный банк еще в 2000 году создал группу экспертов, которая должна исследовать вероятность эпидемий, советуя мировым лидерам, что делать для их предотвращения.

С тех пор Всемирный банк ежегодно выпускает доклады с оговоркой, что вероятность катастрофической эпидемии растет, но большинство стран мира к ней так и не готова. Аргументы Всемирного банка:

  • Уровень медицины в 21 веке и противоэпидемическая организация, по сравнению с предыдущими веками нивелированы вызовами, связанными с растущей глобализацией, — распространением авиатранспорта, расширением торговли и туризма.
  • Развитие современных технологий позволяет не только бороться с эпидемиями, но и создавать и модифицировать особо опасные микроорганизмы, соответственно, заражение может произойти вирусом, который будет создан человеком.
  • Лишь немногие страны имеют системы, способны противостоять стремительному распространению смертоносной инфекции.

В 1918 году эпидемия «испанки» поразила треть мирового населения и убила не менее 50 млн человек (количество жертв по разным подсчетам колеблются от 50 до 100 млн. человек). Подобный вирус сегодня может уничтожить 50-80 миллионов человек.

Экономические потери будут особенно высокими в результате паники, которой способствуют современные средства коммуникации. Паника подорвет бизнес, торговлю, и усилит экономический кризис.

Учитывая опыт борьбы с эпидемиями других инфекционных заболеваний, успешной борьбе с эпидемией помешает недоверие к политикам и ученых во многих странах мира. Например, в 2014-2016 годах это серьезно осложнило борьбу со вспышкой распространения вируса Эбола в Западной Африке.

Оценка экономического ущерба

Оценить экономический ущерб от серьезных эпидемий непросто: в эпоху глобализации еще не было респираторных инфекций, которые способны были за короткий период унести жизни сотен тысяч человек. Есть лишь несколько работ, которые пытаются оценить масштабы катастрофы. Во всех научных трудах рассматривается «инфекционный агент» гипотетический новый вирус гриппа типа вируса «испанки».

В 2006 году экономисты представили модель, описывающую зависимость экономического ущерба от количества смертей, вызванных серьезными эпидемиями гриппа. В основу модели был положено величину ущерба от эпидемии SARS в 2003 году, а также учтены как прямые возможные потери от преждевременной смертности и нетрудоспособности, так и косвенные — от снижения торговли, паники инвесторов и потребителей, повышенных расходов на здравоохранение. В то же время, были учтены и фискально-бюджетные меры правительств, вроде повышения бюджетных расходов.

По подсчетам ученых, эпидемия с тем же, что в «испанки» уровнем смертности (то есть с количеством смертей по отношению ко всей мировой популяции) вызовет кризис глобальной экономики, сравнимый с Великой депрессией.

Мировой ВВП при катастрофической эпидемии со 142 миллионами погибших может снизиться на 8-9% в год. Больше всего (а это потери более 10% ВВП) пострадают торговые хабы Сингапура и Гонконга, а также страны-производители нефти. Меньше всего — развитые страны, которым эпидемия меньше нанесла ущерб и куда будет мигрировать капитал из пострадавших стран.

Группой экономистов в 2016 году было представлено другую модель, основанную на гипотетической эпидемии вируса гриппа. Ученые попытались вычислить вероятность тяжелых и умеренно тяжелых эпидемий, рассмотрев все случаи с 1700 года.

Грипп «Испанка» в этой модели также рассмотрен как «суперэпидемия». Менее масштабные эпидемии, которые унесли сотни тысяч и даже миллионов человек, за 300 лет возникали как минимум шесть раз. По подсчетам исследователей, вероятность ежегодной вспышки тяжелых и особо тяжелых эпидемий, способных унести 700 тыс. и более лиц, оценивается около 4%. Как отмечают исследователи, последняя масштабная эпидемия гриппа случилась в 1968 году.

Эксперты отмечают, что даже относительно малая эпидемия численности жертв в 700 тыс. человек приведет к снижению мирового дохода на 0,8%. Больше всего пострадают страны со средним доходом (потери в среднем 1,6% дохода), а меньше всего — богатые, отмечают авторы исследования. При этом было учтено, что во многих странах потери национального дохода от риска повышенной смертности выше, чем в бедных.

Стоит отметить, в пересчете на каждый год (включая годы, когда эпидемии не попадались) экономисты оценили потери от эпидемий в 0,7% мирового дохода, который сравним с ожидаемыми потерями от глобального потепления (0,2-2% дохода).

Нынешняя эпидемия хуже торговой войны

Сейчас основные потери для глобальной экономики влечет за собой не сама эпидемия, а мероприятия ее локализации. Очевидно, больше всего пострадает китайская экономика. Чиновники правительства признали, что в первом квартале этого года рост ВВП в годовом выражении впервые за 30 лет будет ниже 5%. Но, насколько ниже — это зависит от продолжительности и тяжести эпидемиологических последствий. Даже в случае спада эпидемии в середине февраля, потери будут превышать уровень убытков в 2003 году при эпидемии SARS.

Китайское правительство для борьбы с последствиями эпидемии наращивает бюджетные расходы.

Также в КНР продлены каникулы по случаю празднования лунного нового года, которые должны были закончиться 31 января. Каникулы продлили и, наверное, будут в дальнейшем продолжены.

В результате пострадает не только экономика Китая, но и завязаны на ней производственные цепочки в других странах и торговля. Так, китайские производители откладывают поставки смартфонов — как собственно китайских моделей, так и иностранных, которые собирают на китайских заводах. Сейчас речь идет о двухнедельных задержках.

Если эпидемия затянется, международным компаниям придется выстраивать новые производственные цепочки, а это связано с большими затратами. О задержках поставок уже объявил крупнейший китайский электронный ритейлер AliExpress.

Потери ожидают транспортные и туристические компании. Причем не только китайские: передвижение людей из-за эпидемии будет ограничено не только в Китае, но и по всему миру.

Но ключевой опасностью является возможное падение потребления в Китае (как со стороны почти полуторамиллиардного населения, так и компаний): оно может стать триггером для глобального финансового кризиса. Эксперты Moody’s обратили внимание на снижение индекса цен на цветные металлы — это лучший опережающий показатель для промышленного производства в мире. После начала эпидемии спрос на металлы серьезно упал, пишут эксперты, что может предвещать будущее глобального кризиса.

Вызовы для Украины

В прошлом году, за 11 месяцев Китай вышел на первое место среди стран-торговых партнеров Украины. Согласно данным Госстата товарооборот вырос почти на треть по сравнению с прошлогодними показателями достигнув по последним данным — $ 11 683,6 млрд. При этом Украина импортирует из Китая гораздо больше, чем экспортирует — сальдо торгового баланса — $ 5 106,6 млрд.

Теоретически, украинские производители могут попытаться выйти на рынки, где ранее не удавалось торговать в результате конкуренции с китайскими производителями.

В то же время украинская экономика зависима от китайской. Например, в Украине начинает ощущаться нехватка китайских комплектующих, как, собственно и на многих производственных гигантах, в частности российского КамАЗа.

Что касается экспорта, следует учитывать ограничения на транспортировку товаров и уменьшения потребностей в сырье.

Особенно негативный фактор для Украины, — это снижение цены на сталь, одну из ключевых статей украинского экспорта. Ведь цены на сталь зависят от спроса промышленного сектора в Китае, от развития строительства, в результате с распространением вируса может значительно уменьшиться.

Напомним, ситуация в украинской металлургии остается сложной. Спад промышленного производства около 3% за 11 месяцев 2019 года и 14,2% в ноябре к соответствующему месяцу 2018 года. Основной причиной падения промышленного сектора является снижение мировых цен и спроса вследствие торговой войны. Согласно данным Государственной фискальной службы Украины в отношении физических и стоимостных объемов экспорта показывают, что в январе-ноябре 2019 потери экспортеров черных металлов от снижения цен на сталь и стальные полуфабрикаты составляли около $900 млн. Согласно данным статистики таможенной службы, ключевыми рынками сбыта украинской металлопродукции являются страны ЕС (34%), Африки (17,7%) и Ближнего Востока (11,1%). Что касается рынков СНГ, то за последние пять лет экспорт в этот регион сократился. Если 2013 доля рынка СНГ была на уровне 18%, то в 2019 году уменьшилась до 8,8%. Объем экспорта товарной железорудного сырья из Украины за 10 месяцев 2019 составил 33,1 млн тонн, а выручка — $ 2 977 млрд. В течение десяти месяцев 2019 года в натуральном выражении экспорт проката из Украины вырос на 2,5% (до 12,9 млн т), а выручка от его продаж, вследствие падения мировых цен, существенно сократилась — на 12,4% (до $ 6,165 млрд).

 

загрузка...
Поделиться:

Добавить комментарий

Такой e-mail уже зарегистрирован. Воспользуйтесь формой входа или введите другой.

Вы ввели некорректные логин или пароль

Sorry that something went wrong, repeat again!